КУОС-Вымпел
Фонд содействия ветеранам спецназа госбезопасности имени Героя Советского Союза Г.И. Бояринова

Подробно об отряде «Каскад»

Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 18 июля 1980 года было принято решение о создании в рамках КГБ оперативно-разведывательного боевого отряда «Каскад».

Отряд имел двойственное подчинение – Центру и на месте – Представителю КГБ в Афганистане. С июля 1980-го по апрель 1983 в Афганистане действовало 4 отряда спецназа «Каскад»: «Каскад-1» (6 месяцев), «Каскад-2» (6 месяцев), «Каскад-3» (9 месяцев), «Каскад-4» (12 месяцев). Командиром первых трех спецотрядов был Александр Иванович Лазаренко, а четвертым командовал Евгений Александрович Савинцев.

В этом подразделении были собраны сотрудники органов безопасности с опытом агентурно-оперативной работы, прошедшие в большинстве своем обучение на КУОС. Действовали в мобильных, достаточно независимых от Центра группах, которые представляли серьезную силу со значительным боевым эффектом.

Сила отрядов «Каскад» заключалась, помимо всего прочего, и в том, что в организации боевых действий и тактике был аккумулирован мировой опыт ведения так называемых малых войн, в том числе партизанских и контрпартизанских.

За спиной у «Каскадов» и «Омеги» была деятельность созданных при их участии афганских подразделений в боевых операциях, спланированные с помощью советников локальные акции по бандгруппам, базам и складам душманов, подготовка и осуществление специальных мероприятий, кропотливая работа по склонению вооруженных формирований противника к прекращению борьбы. Особенно нельзя было обойтись без советников при организации работы на контролируемой противником территории при проведении оперативных мероприятий на коммуникациях по перекрытию путей доставки оружия, при планировании и осуществлении акций по проникновению в бандформирования и инспирированию боестолкновений между ними. Трудно переоценить оперативно-боевой кругозор и соответствующие знания, умения и навыки людей, вырабатывающих эффективные формы и способы несения службы в условиях военной действительности.  Пройдёт ещё немало времени, прежде чем, снятые грифы секретности, позволят узнать настоящую историю Отряда специального назначения  КГБ СССР «КАСКАД».

Они не упоминались никем и нигде,  о них не было написано ни единой строчки.   Никто, кроме посвящённых, не знал об этих людях, и даже для тех, с кем им приходилось работать, они оставались закрытыми. Действуя незримо, появляясь неожиданно и так же исчезая, они всегда были рядом, неизменно оставаясь незамеченными. В бою, как и в любом    деле,  это были самые надёжные парни. 

Они находились в Афганистане задолго до ввода войск и покидали страну гораздо позже вывода из неё последнего советского солдата. В их работе, ставшей их судьбою, было, кажется, всё, кроме восторженного общественного признания их тяжелейшего труда. Потому, что они – разведка специального назначения.

Закончившиеся в 1989 году боевые действия в Афганистане, сразу же стали предметом споров, разменной картой в выяснении политических взаимоотношений.  Появилось много небылиц, а то и откровенной лжи. При этом немало грязи было вылито на участников тех событий.  Скажем прямо, обращение к прошлому в современной России, тем более при попытке оценить его, занятие не столь уж простое и безобидное. Тут нужна особая корректность. Подобная ретроспекция не терпит фальши и передержек.

Так что же такое «КАСКАД»? В чём был его секрет?  Почему в то тревожное время родилось именно такое  спецформирование, с такими целями и задачами?

Самым главным секретом «КАСКАДА», в чём  одновременно, была и его сила,  являлась, пожалуй,  его… уникальность. Судите сами.

В результате хорошо организованной партизанской войны, в 20-м веке  очень многие страны мира завоевали свою независимость (Алжир, Вьетнам, Ангола, Мозамбик, Никарагуа и т.д.).  Сверхдержавы, обладая чудовищной по своей разрушительности ядерной мощи, ничего не могли сделать, зачастую с плохо обученными и слабо вооружёнными партизанами. Армия воюет по своим правилам, и перестроиться на малые формы, с использованием непривычных для неё противопартизанских методов просто не может. История войн доказала это и подобное положение дел  сохраняется и по сей день.  Так в нашу действительность вошло новое понятие – «малая война»,  тайны которой ещё не разгаданы.

Так вот уникальность «КАСКАДА» состояла в том, что он очень точно соответствовал характеру современной войны. В нём были собраны сотрудники органов госбезопасности, имевшие уже немалый опыт агентурно-оперативной деятельности. Этот опыт впоследствии  был умножен на специальные знания и навыки, полученные ими на КУОС. Прошедшие серьёзную подготовку офицеры «КАСКАДА»  были прекрасно обучены как тактике ведения партизанских войн, так и, естественно,  умению вести противопартизанские действия. Заслугу в столь грамотном подходе к пониманию будущего спецназа госбезопасности, наряду с тогдашним руководством КГБ СССР, смело могут  разделить как профессорско-преподавательский состав  КУОС, так  и руководство  Управления «С» (нелегальная разведка) ПГУ КГБ СССР, в оперативном подчинении которого находился КУОС.

Уникальность этого отряда состояла также и в том, что это были люди, подготовленные к действиям в условиях полной автономности пребывания на чужой территории.    Это    была   команда,   способная     самостоятельно     осмыслить      любую поставленную задачу в климатических условиях любой страны, принять единственно правильное решение и воплотить  его  в жизнь, нередко ценою собственной.

Уникальность «КАСКАДА» состояла также и в том, что это было спецподразделение принципиально нового типа. Смелая идея, воплощённая в реальности! Ни до, ни после него создать столь успешно действовавшее подразделение такого характера и масштаба  не удалось ни в одной стране мира. Понятно, что и опыт «КАСКАДА», добытый ценой невероятных усилий его бойцов, также смело может быть назван уникальным. И это обстоятельство до сих пор является предметом разведывательных потуг западных спецслужб - аналогов нашего «КАСКАДА».

Ну а в пылающем Афганистане их, офицеров – разведчиков, уже ждала работа, которая была сколь непредсказумой, столь и смертельно опасной.

Потерпев ряд крупных поражений, противники  правительства Афганистана, поддерживаемые нашим главным противником - США, перешли к тактике партизанской войны, т.е. действиям в рамках бандформирований, формами и методами террора.  

Будем откровенны, находились и у нас «доброхоты», пытавшиеся представить моджахедов этакими идейными «борцами за свободу», воевавшими  за «веру» и только против регулярной афганской армии и частей 40-й армии Вооружённых сил СССР, дислоцированных в Афганистане. Факты свидетельствуют о другом: в различных провинциях Афганистана, практически ежедневно, душманы жгли и убивали, причём зверски, мирных жителей, крестьян, получивших землю.

С особой жестокостью уничтожались врачи, учителя, представители местной интеллигенции, активисты, не щадили даже представителей исламского духовенства, если те отвергали, навязываемую бандитами волю.  Хорошо проплачивали США и диверсионные действия по уничтожению больниц, школ, отравлению источников, столь важной для местного населения, питьевой воды, причём именно там, где местные племена не поддерживали террористов, сохраняя нейтралитет.

Уничтожались жизненно важные хозяйственные объекты афганской экономики: электростанции, гидроузлы, промышленные предприятия, построенные с помощью советских специалистов. При этом наносился удар по самому уязвимому звену – безоружным гражданским специалистами и их семьям, как советским, так и гражданам других стран.  Задача перед бандитами стояла традиционная: методами террора, любой ценой  посеять панику, хаос, создать обстановку анархии и неуправляемости. Разрушать, конечно, не строить.

Стремясь оказать помощь, в которой нуждалось  и, о которой неоднократно просило правительство нашего южного дружественного соседа  Демократической Республики Афганистан,  в СССР  было принято решение о  направлении   туда, помимо воинского контингента, спецподразделения  КГБ СССР «КАСКАД» для решения ряда специфических задач. Вот их перечень:

- защита персонала советских государственных учреждений и членов их семей, многочисленных инженерно-технических специалистов, работающих в Афганистане по международным контрактам (строители, геологи, энергетики и т.д.);

- оказание практической помощи афганским друзьям в борьбе против, наносящих колоссальный вред экономике и населению  страны, бандформирований и контрреволюционного подполья, существовавших на американские деньги и готовившихся инструкторами из США и Пакистана;

- организация и проведение специальных мероприятий против наиболее одиозных и агрессивных  бандитских главарей,  противников афганского народного режима;

- оказание советнической помощи в становлении и совершенствовании органов внутренних дел, государственной безопасности Афганистана.

Это были оперативные задачи политического характера.

Сам  «КАСКАД», как внеструктурное подразделение КГБ СССР, будет так же, как и «ЗЕНИТ», укомплектован выпускниками КУОС. Этой высокой чести удостоится практически весь состав выпускников  КУОС 1980 года. К «КАСКАДУ» были прикомандированы и герои-зенитовцы, полугодом ранее, осуществившие в Кабуле, не имеющую аналогов в мировой практике спецслужб, операцию «ШТОРМ - 333» с венчавшим её штурмом дворца Тадж-Бек.

Первым командиром «КАСКАДА» станет полковник Лазаренко А.И.

В июле 1980 года первая группа офицеров-чекистов, в обстановке полной секретности, вылетела с ночного военного аэродрома по полётному маршруту, конечным пунктом которого был Кабул.  Однако, в буквальном смысле слова, вылетали они  в  неизвестность.

Вскоре к ним присоединятся ещё семь боевых групп, основу которых (наряду со спецрезервистами  КГБ СССР)  также будут составлять выпускники КУОС, только местом их дислокации будут семь других крупнейших городов страны, т.е. по числу зон оперативной ответственности, каждая из которых включала несколько провинций Афганистана.

Боевые группы, или команды  «Карпаты» и «Карпаты-1» были дислоцированы на западе страны в городах Герат и Шиндант. Зоной ответственности команды «Кавказ», расположившейся в г. Кандагар, стал юг Афганистана. Команда «Алтай» была направлена в юго-восточную часть страны в г. Газни. На востоке страны в г. Джалалабаде расположилась команда «Тибет». И, наконец, на севере Афганистана в городах Мазари-Шариф и Кундуз были дислоцированы, соответственно, группы «Север» и «Север-1».

Командование, штаб и самая мощная боевая группировка «КАСКАДА», а именно отряд «Урал»,  располагались в   г. Кабул.

Немногим позднее, решением Москвы, в оперативное подчинение «КАСКАДУ» был передан  отряд спецназначения МВД СССР «КОБАЛЬТ», работа которого имела свою специфику.

Недаром говорят, кто владеет информацией, тот правит миром. Иными словами,  тот владеет ситуацией и диктует условия. С помощью, полученной от надёжных источников, точной, проверенной и своевременной информации, при условии её грамотного использования, можно решать  практически любые задачи. Вопрос за малым, получить эту информацию.

Среди ряда других задач, поставленных перед «КАСКАДОМ», важнейшим  являлся  сбор оперативной  информации.

Немногие, даже среди профессионалов, посвящены в секреты знаний и навыков  её сбора. Однако, любой, столкнувшийся с этой задачей, сразу же поймёт насколько это сложное дело и, к тому же, опасное, если этим заниматься  в условиях  мусульманской страны, охваченной войной.

Многие из Вас, уважаемые посетители сайта, в последнее время быстро научились отличать на  улицах Москвы людей с кавказским типом лица. Теперь представьте, каково было работать людям с европейским типом лица, одетым по европейским меркам в мусульманской стране, где  в «неверного», порой, стреляли из-за каждого угла или дувала.

Классические методы разведки применять в такой стране было невозможно, Попробуйте, к примеру,  отыскать человека в городе, где нет ни названий улиц, ни номеров домов, нет единых образцов документов, учётов населения, налаженной работы милиции  и т.д.  Поэтому привычный стиль работы пришлось пересматривать в корне.

Всё приходилось начинать, фактически, с нуля. Об основательности подхода свидетельствует  хотя  бы  тот  факт,  что  свою  работу разведчики «КАСКАДА» начали с изучения истории страны и ислама, этнографии, этногеографии, этнопсихологии. Мелочей в этих вопросах не было, недоработки, порой, стоили жизни.

Это станет понятно хотя бы из таких примеров. Никому и в голову не приходило, что знание особенностей построения афганских населённых пунктов в районах предполагаемых действий, имеет важное оперативное значение. Так, окружённые глухими глинобитными стенами (дувалами) дворы-кварталы имеют по афганской традиции только один извилистый крытый проход на улицу.  Или. Если в равнинном селении обычно четыре улицы сходятся к  площади, то эта архитектурная тонкость афганского стиля означает, что в нём проживают пуштуны. Другой пример. Не сразу «каскадёрам» стали известны некоторые особенности поведения мусульман. Так, листовку, брошенную на землю, никто не поднимет – аллах не позволяет! А прикреплённую на заборе, стене или дувале непременно прочтут.

Знание этих и других подобных «мелочей»  жизненного уклада афганцев способствовало успеху многих операций по блокированию и обезвреживанию бандформирований, сохраняло жизни советских солдат и офицеров.

В чём-то помогали афганские коллеги из местных спецслужб. В свою очередь, «каскадёры» обучали их методам агентурно-оперативной работы, поднимая афганцев на качественно новый уровень работы. Многие из них по своей сообразительности, отчаянной смелости и преданности делу вызывали откровенное восхищение.

Не пришло то время, когда можно было бы подробно и со знанием дела рассказать всё об этой удивительной, чрезвычайно опасной и интересной работе. Это профессиональная тайна. Однако об отдельных эпизодах  жизни «КАСКАДА» рассказать всё же можно.

К числу приоритетных задач, поставленных перед разведчиками, относилось  обеспечение командования 40-й армии Вооружённых сил СССР точной информацией о бандах, их численном составе, базах душманов, складах вооружений и боеприпасов, маршрутах и способах доставки оружия и снаряжений из сопредельных государств, готовящихся диверсионных  и террористических актах, более того,  планах и намерениях бандитов.

Чтобы получить эти бесценные сведения, от которых зависели жизни наших солдат, надо было отправляться в провинции, в горы, в кишлаки, рискуя в любую секунду подорваться на мине  или быть обстрелянным бандитами, причём в самом невыгодном для тебя месте.

Информация по противнику. Хотелось бы, чтобы каждый читающий задумался над  высокой себестоимостью  этих, легко прочитанных слов!

Надо было, ежедневно рискуя жизнью,  тщательно изучать на местах оперативную обстановку. Иметь точные данные о межклановых и межплеменных взаимоотношениях и противоречиях, знать настроения и интересы отдельных групп населения, силу и слабости местных властей, людей поддерживающих режим,  лиц, настроенных к нему нейтрально и откровенных врагов, бандпособников. Без этого успешная работа просто немыслима. Знать, и не просто принимать к сведению, а умело использовать эти знания в оперативной работе.

При этом разведчики настойчиво искали и находили надёжные источники информации. А лучшим источником во все времена являлся сам человек, обладающий этой информацией и привлечённый, в этой связи, к сотрудничеству. Однако, как это сделать? Многие знают, как нелегко убедить человека в чём-то, и совсем немногие знают чего стоит переубедить убеждённого. Бывало и такое. Но работа есть работа и её надо было выполнять.

Обстоятельства требовали от «каскадёров» буквально виртуозной работы с          агентами,  причём  не  только  из  числа  сочувствующих  нам, но и откровенно враждебно   настроенных.  Среди  агентов  были  даже  главари банд и местные   муллы.  Нередко  случалось  так,  что  афганцы  и не догадывались, что следуют разработанному разведчиками оперативному плану, т.е. работают «втёмную», под нашу диктовку.

Агентурная разведка – тема насколько интересная и захватывающая, настолько и закрытая. Тут сконцентрировано слишком много секретного, не всегда доступного широкой огласке. Поэтому многие, фантастически интересные случаи из оперативной практики,  ещё ждут часа,  когда  будут  сняты  замки  запретов  на  их  повествование.

Свои особенности были и в  работе  с  бандглаварями.

В предварительном плане собиралась информация по какой-либо бандгруппе. Нередко выяснялось, что эти люди не являются политическими приверженцами ни одной из сторон внутриафганского конфликта, зачастую сбиты с толка религиозной и политической пропагандой или, вообще, не преследуют иных целей, кроме как безопасность своего племени или защита традиционно подконтрольных территорий.  С таким контингентом надо было для начала найти общий язык, договориться о прекращении боевых действий в обмен на выдвигаемые ими условия и гарантии неприменения к ним силы. Затем согласовать эти договорённости с местными властями, политическими и военными организациями. Это позволяло, как минимум,  сделать банду в военном отношении нейтральной, убедить их сложить оружие.  Однако, работа продолжалась и дальше, и если офицеры «КАСКАДА» находили соответствующие мотивации, встречные интересы, то главари банд склонялась к сотрудничеству, что  позволяло уже повернуть их оружие против врагов  афганского правительства,  а именно, на борьбу с наиболее одиозными, жестокими и непримиримыми бандглаварями и их покровителями. Это уже был высший пилотаж.

Сколько жизней наших солдат и офицеров было спасено в результате этой невидимой работы, при выполнении которой «каскадёры» ежедневно рисковали  собой.

Удивительное обстоятельство нередко отмечали разведчики в ходе своей работы. Шла война, одной из сторон которой, к сожалению, стал и СССР. И, тем не менее, многие главари банд, они же предводители племён, соглашались на сотрудничество с «шурави» (так афганцы  звали советских людей). Они шли на это  потому, что за все предыдущие десятилетия убедились в том, что советские люди несут добро в Афганистан, из Советского Союза всегда шла помощь, строились мирные хозяйственные объекты, дехкане получали работу на этих объектах, кормили свои семьи, жизнь менялась к лучшему. Они шли на это  потому, что верили – будущее за мирным добрососедством.

Т.о. личные контакты и переговоры с главарями банд стали обычной практикой. В такой работе без риска не бывает. Но без риска не бывает и результатов. А ведь на встречи, которые проводились по их условиям, главари банд требовали от «каскадёров» приходить  без оружия и одним. Пистолет в этой ситуации и нужен был только для одной цели – застрелиться при попытке захвата живым. Долг  требовал от разведчиков «КАСКАДА» идти на этот риск и добиваться своего - спокойно, убедительно и с достоинством убеждая бандитов согласиться с выдвигаемыми условиями и  предложениями.

Со временем пришёл опыт. Росло количество агентов - источников информации, внедрённых в непримиримые банды, особо жёстко противостоявшие правительственным войскам. Для того, чтобы встретиться с агентом и получить от него точную и достоверную информацию, «каскадёрам» приходилось разрабатывать и лично осуществлять целую боевую операцию.

Возросшее мастерство разведчиков «КАСКАДА» позволяло им разрабатывать и внедрять всё новые методы  борьбы с бандитами. К примеру, создание и использование легендированных групп (из числа проверенных и подготовленных афганцев) под видом противника  для  действий в  его  тылу. Такие  группы  назывались  «лжебандами», так как  именно это название наиболее точно отражало суть их деятельности. Они обладали  существенно большими не только разведывательными, но и боевыми  возможностями. За подбором, подготовкой и управлением таких групп стояла огромная, ответственная и очень рискованная работа офицеров «КАСКАДА».

Не вдруг и не сразу командование 40-й армии стало использовать в боевом применении оперативную информацию, добытую разведчиками «КАСКАДА». Скажем откровенно, первоначальное отношение к ней было настороженным, с изрядной долей недоверия. Но  вскоре ситуация стала достаточно быстро меняться. Сведения, получаемые от «каскадёров», были   настолько   точными,  проверенными,   всеобъемлющими,  одним словом,  высокопрофессиональными, что в дальнейшем, без информационной поддержки «КАСКАДА»  в штабе армии уже  не планировали не только стратегические, но и тактические армейские операции. К мнению разведчиков прислушивались всегда внимательно.

Совместные операции с участием «каскадёров», как правило, заканчивались успешно и весьма результативно.  Более того,  командиры армейских подразделений, накануне проведения операций, просто требовали оперативную информацию от «каскадёров» и их непосредственного участия в операции, Не получив же этого, отправлялись на задание весьма неохотно. Никто и не скрывал – потери без «каскадёров» всегда были  большими.

Доверие к результатам разведывательной деятельности «КАСКАДА» значительно возросло после проведения  ряда крупномасштабных войсковых операций, одна из которых завершилась захватом и уничтожением знаменитой на весь мир секретной горной цитадели душманов «Тора-Бора» на востоке Афганистана. Читайте эти удивительные захватывающие события, достойные художественного фильма, опубликованные  в воспоминаниях самих «каскадёров».

Необходимо особо подчеркнуть, что ни представители отряда «КАСКАД», ни воины наших славных Вооружённых сил, авиаторы, десантники, мотопехота, никогда и ни в чём не выпячивали своих заслуг, а делали общее дело во исполнение полученных приказов и на благо Родины.

Опыт оперативной работы «КАСКАДА», совместных боевых действий, накопленный за период пребывания в Афганистане просто бесценен! И не только потому, что он оплачен очень  дорогой ценой, ценой жизни шести разведчиков «КАСКАДА».  Бесценен он потому, что никто из нас не может дать гарантии, что его не придётся использовать вновь для защиты национальных интересов России.

Мы рассказали лишь малую толику из удивительной истории отряда «КАСКАД», связавшей судьбы замечательных людей. Это отнюдь не супермены, а простые скромные люди, наши россияне, которые всего лишь только умеют хорошо делать своё дело. Это уже потом их дела начинают называться легендарными, когда право на это даст само время.

© «КУОС-Вымпел» 2017 Фонд содействия ветеранам спецназа госбезопасности
имени Героя Советского Союза Г.И. Бояринова