КУОС-Вымпел
Фонд содействия ветеранам спецназа госбезопасности имени Героя Советского Союза Г.И. Бояринова

Отряд специального назначения «Зенит»

Из книги «ОСНАЗ. От Бригады особого назначения к «Вымпелу». 1941-1981гг.»

Руководитель авторского коллектива В.И. Ютов, автор-составитель В.Ю. Воронов.
Составители: С.А. Голов, Б.А. Плешкунов, Я.Ф. Семенов.
Специальный отряд «Зенит», Афганистан, 1979 год.

Афганистан оказался одной из трех стран, где в конце прошлого столетия офицерам спецрезерва КГБ СССР пришлось участвовать в решении ответственных задач руководства Советского Союза.

Как известно, в апреле 1978 года власть в этой стране перешла к Народно-демократической партии Афганистана (НДПА). Председателем Революционного Совета и Премьер-минимтром был избран Генеральный секретарь ЦК НДПА Н.М. Тараки. Его заместителями были назначены Б. Кармаль, Х. Амин, А.М, Ватанджар.

Легкость победы вызвала эйфорию и самоуверенность в высших эшелонах власти. Прогрпмма НДПА по коренным преобразованиям в социально-экономической жизни страны страдала отсутствием реализма, а ее претворение в жизнь сталкивалось со множеством нарушений традиционного уклада жизни широких слоев населения, особенно в области религии.

По просьбе афганского руководства в страну, начиная с 17 мая 1978 года, направлялись советники из СССР, которые присутствовали практически во всех министерствах и ведомствах.

Однако многочисленный советнический аппарат не был готов к работе в условиях возрастающего сопротивления проводимым реформам, включая и вооруженные выступления. Советники часто использовали те же методы работы, что и Советском Союзе, им было трудно понять психологию афганцев, «врасти» в сложную обстановку в стране.

К лету 1979 года ни аграрная реформа, ни национальный вопрос, ни попытки афганского руководства привлечь на свою сторону мусульманских лидеров успеха не имели.

Напротив, уже в июне 1978 года начились первые вооруженные выступления в провинциях Бадахшан, Бамиан, Кунар, Пактия и Нангархар.

На политической арене появились оппозиционные центры, партии и организации. На территории Па кистана и Ирана обосновались базы по подготовке боевиков из числа беженцев.

К началу июля 1979 года афганское руководство оказалось в сложной обстановке. Оно еще могло контролировать ситуацию с помощью собственных силовых структур, но при условии щедрой материальной и советнической помощи со стороны Советского Союза.

В Афганистане по линии КГБ СССР было создано Представительство. Однако для работы в сложных условиях ему необходимо было иметь небольшое боеспособное подразделение. Требовалисьзрелые, грамотные, хорошо подготовленные профессионалы, способные не только решать чисто боевые задачи, но и при необходимости осуществлять специальные операции, вести разведывательную и контрразведывательную работу.

Выбор пал на офицеров спецрезерва КГБ СССР.

Отряд специального назначения (ОСН) «Зенит» был сформирован в начале лета 1979 года из числа оперативных сотрудников практических подразделенийКГБ СССР, проходящих специальную подготовку на Курсах усовершенствования офицерского состава (КУОС) – под таким названием в подмосковном городке Балашиха функционировал Центр по подготовке офицеров-резервистов.

Курс подготовки офицеров спецрезерва, в соответствии с имеющимися учебными планами КУОС, начинался в январеи заканчивался в августе. Таким образом, к концу мая 1979 года офицеры уже прошли курс парашютно-десантной, минно-взрывной, специальной оперативной и физической подготовки, им еще предстояло пройти специальную горную подготовку на одной из баз на Кавказе.

Однако задачи, которые ставились руководством КГБ перед ОСН «Зенит», и жестко очерченные сроки готовности Отряда к вылету в Афганистан для выполнения боевых задач заставили руководство КУОС внести изменения в учебные планы.Курс специальной горной подготовки решено было проводить непосредственно на объекте КУОС с использованием специальных тренажеров и макетов. В оставшееся до вылета на задание время усиленно проводились занятия по темам: «засада», «захват объекта», «захват персоны», «освобождение заложников» и пр.

В результате проведенного отбора, тестирования и собеседований от поездки в Афганистан было отсеяно несколько человек (причины – наличие спортивных травм, недостаточная морально-психологическая и физическая подготовка).

Офицерам Отряда были выданы документы прикрытия – загранпаспорта на чужие фамилии. В соответствии с разработанной легендой бойцы «Зенита» значились в этих паспортах как советские гражданские специалисты (инженеры, техники и пр.).

Вся подготовительная работа проводилась в обстановке строгой секретности, на объекте был установлен специальный режим, все выходы в город без соответствующего разрешения были запрещены.

Был случай, когда один из офицеров Отряда вовремя не вернулся на объект и заночевал у знакомых. Выяснилось, что расшифровки предстоящей командировки не произошло, но, тем не менее, он был отчислен из Отряда и направлен по месту службы с соответствующими «рекомендациями».

3 июля 1979 года ОСН «Зенит» (около 40 человек с оружием, амуницией, боеприпасами и запасом продуктов) вылетел с аэродрома «Чкаловский» в Ташкент.

5 июля 1979 года«Зенит» приземлился в Кабульском аэропорту.

Отряд разместился в школе Посольства. В отдельном помещении развернул работу штаб отряда во главе с начальником КУОС полковником Г.И. Бояриновым (командир Отряда). Там же оборудовали склад оружия, боеприпасов и продуктов. Связь с Центром была организована через коротковолновую радиостанцию.

В сентябре 1979 года в Афганистане произошли события, которые во многом предопределили судьбу страны на многие годы (а может десятилетия) вперед.

Это, в первую очередь, относится к приходу власти Х. Амина, а позже – к решению руководства СССР об его устранении.

14 сентября 1979 года по приказу Х. Амина были сняты со своих постов четыре министра, верных Тараки, а сам Тараки изолирован. 16 сентября Н. Тараки и его соратники на Пленуме ЦК НДПА были сняты со всех постов, исключены из партии. Генеральным секретарем «избрали» Х.Амина.

В эти дни офицеры «Зенита» сыграли важную роль в операции по спасению трех опальных министров, сторонников Тараки, фактически приговоренных к смерти.

Министры были доставлены на территорию посольства в багажнике автомашины с дипломатическими номерами. Там их переодели в спецназовскую форму и перевезли на «Виллу-1», ранее снятую для размещения офицеров «Зенита». Министры жили в отдельной комнате, по ночам выходили во двор подышать свежим воздухом.

Всем проживающим на «Вилле-1» «зенитовцам» было объявлено о переходе на «особое положение». Была усилена круглосуточная охрана. Через некоторое время местные спецслужбы стали проявлять повышенный интерес к этому объекту. На подходах к «Вилле-1» были выставлены посты наружного наблюдения. «Наружка» стала сопровождать бойцов «Зенита» при выходе в город.

Ранним утром 17 сентября 1979 года на контролируемой советскими десантниками авиабазе Баграм приземлился военно-транспортный самолет советских ВВС. Он зарулил на резервную стоянку. В чреве транспортника сидели вооруженные люди люди, офицеры спеурезерва, которые прилетели на смену «старичкам».

Из самолета выгрузили три деревянных ящика (такие используются для хранения в складских условиях длинноствольного оружия) и на грузовике доставили на «Виллу-1». Внутри ящиков были уложены матрацы, в крышках просверлены небольшие отверстия. Это были контейнеры, в которых опальным афганским министрам предстояло преодолеть путь от Кабула в Баграм.

Через час из ворот «Виллы-1» выехал автобус с «отъезжающими в отпуск советскими специалистами» и крытый грузовик с «их личными вещами». Под этими «личными вещами» (пустые картонные коробки) в деревянных ящиках, обливаясь потом, сжимая в руках короткоствольные автоматы, лежали приговоренные Х.Амином к смерти министры. На ящиках под тентом во главе с заместителем командира Отряда А.И. Долматовым сидели вооруженные «зенитовцы», у которых был категорический приказ всеми силами и средствами, вплоть до применения оружия, обеспечить транспортировку «груза» из Кабула в Баграм. В автобусе сидели переодетые в гражданскую одежду вооруженные офицеры «Зенита», часть из которых должна была сопровождать «груз» в СССР.

Через несколько минут движения по городу стало ясно, что колонну сопровождает служба наружного наблюдения местной контрразведки.

На КПП северного выезда из Кабула колонну «Зенита» задержали. Старший КПП – молодой афганский лейтенант, подстрекаемый одетый в штатское представителем «наружки», изъявил желание произвести досмотр содержимого грузовика.

У «зенитовцев» оставался только один выбор: применив оружие, перебить личный состав КПП и сотрудников наружного наблюдения, сидящих в двух припаркованных у поста автомашинах. А затем – с боем прорываться по трассе в Баграм.

Положение спас афганский лейтенант. Он заглянул под тент грузовика, и тут же ему в лоб уперся ствол автомата А.И. Долматова, который красноречиво пригрозил афганцу кулаком, а затем приложил палец к губам, предлагая помалкивать. Ошарашенный лейтенант, поколебавшись секунду, сориентировался в ситуации. Он опустил брезент, и дал своим солдатам команду поднять шлагбаум.

Колонна вырвалась на трассу. «Наружка» еще некоторое время сопровождала «зенитовцев», потом отстала.

Бойцы «Зенита», не веря в удачу, опасались засад на дороге, однако путь был свободен, и до Баграма они добрались без особых хлопот.

На подъезде к авиабазе «зенитовцев» встречала автомашина резидентуры, за рулем которой был офицер безопасности советского посольства С.Г. Бахтутин. Он указал колонне путь на дальнюю стоянку, где одиного стоял с включенными двигателями транспортник. Открылась рампа, и «зенитовский» грузовик сос всем своим содержимым заехал в чрево самолета. Техники тут же специальными приспособлениями закрепили колеса грузовика.

Самолет с грузом вырулил на взлетную полосу, сделал короткий разбег, взлетел и взял курс на север. Была опасность того, что по информации контрразведки «аминовцы» могли поднять в воздух истребители и сбить безоружный транспортник в воздухе. Однако все обошлось.

Через час самолет приземлился на военном аэродроме в городе Ташкенте. Здесь «зенитовцы» передали спасенных министров «людям в штатском».

В сентябре-октябре месяце «зенитовцы» накапливали силы, постепенно к ним на помощь прибывали новые выпускники КУОС разных лет. Командиром отряда был назначен Алексей Константинович Поляков.

Для размещения офицеров «Зенита» были подготовлены «Вилла-2» (в октябре) и «Вилла-3» (в ноябре), расположенные в районе Посольства.

В начале и конце октября в Кабул прилетели еще две группы «зенитовцев». В основном они разместились на «Вилле-2». В декабре прилетели «дальневосточники», которых разместили на «Вилле-3».

Месяцы октябрь и ноябрь проходили, кА и прежде, в трудовых буднях, круг задач уже был определен. В то же время Представительство привлекло нескольких «зенитовцев» для работы в информационной группе. Ими был подготовлен ряд информационных документов, аналитических справок. Некоторые из них докладывались Ю.В. Андропову.

Так, в аналитической справке о состоянии борьбы с вооруженной оппозицией приводились весомые аргументы о том, что значительная часть населения страны уже вовлечена в вооруженный конфликт против существующего режима и что количество активных боевиков на конец ноября месяца составляло около 60 тысяч.

Одновременно с этим, работая в советническом аппарате в Управлении по борьбе с вооруженной оппозицией Царандоя, офицеры-«зенитовцы» помогали готовить документы организационно-технического плана.

Работа в информационной группе и советническая работа в практических подразделениях получила положительную оценку руководства Представительства.

Обстановка в стране обострялась день ото дня. 8 октября был задушен Тараки.

Амин повел дело к установлению диктаторского режима. Усиливались репрессивные меры и в отношении всех лиц, выражающих несогласие с его политикой.

Под контроль позиции к режиму переходит большая часть территории страны. Центральная власть удерживает свои позиции только в крупных городах.

Амин все настойчивее ставил вопрос о вводе советских войск в Афганистан.

Проблема разрешения критической ситуации, сложившей в Афганистане, становилась все Амина.

11 декабря основная часть «зенитовцев» была сосредоточена в Баграме.

Отряд был разбит на группы, перед которыми были поставлены конкретные задачи по захвату объектов.

На объект «Дуб» - резиденция Амина в центре Кабула – была выделена группа «зенитовцев» в количестве 22 человек во главе с майором Я.Ф. Семеновым и рота мусульманского батальона на тринадцати бронетранспортерах (БТР). Кроме того, им были приданы: взвод 3СУ («шилка») – 4 единицы, взвод БМП – 4 единицы, взвод АГСМ – 4 единицы.

И это против двух тысяч гвардейцев, семи танков, охраняющих Дворец. Следовало учитывать и то, что к Дворцу примыкал вплотную Генштаб, который также охранялся значительными силами.

Задачи ставил заместитель командующего ВДВ генерал-лейтенант Н.М. Гуськов.

Было понятно, что совершить 70-километровый марш-бросок, внезапно атаковать и взять объект- задача нереальная. Тем не менее, в течение 11 декабря (полдня), 12 и 13 декабря до 14 часов проводились организационные мероприятия по подготовке операции: добывалась информация, составлялись планы и схемы охраны объекта, уточнялись вопросы взаимодействия.

13 декабря в 14 часов был получен приказ на боевые действия, доложено решение. В 15 часов 30 минут приказ был доведен до личного состава группы.

К счастью, в 16 часов последовала команда «отбой». Неизвестно, чем бы кончилась эта авантюра, но для «зенитовцев» и мусульманского батальона конец мог быть один. Вот как описываются эти события в книге «Операция «Шторм-333» (автор – офицер-«зенитовец» В.Н. Курилов):

«… Вот и начальство появилось. За стоящий перед нами стол сел командир мусульманского батальона – крепкий, высокий и немногословный майор угрюмого вида с загорелым широкоскулым лицом и раскосыми глазами (таджик или узбек?). Рядом с ним сел наш Яша, который все продолжал о чем-то шептаться с каким-то лет тридцати пяти человеком в нашей спецназовской форме. Рядом сели еще несколько человек, в том числе наш Титыч.

- Ну что.. Все собрались? – спросил, ни к кому отдельно не обращаясь, незнакомый нам человек в полувоенной форме без знаков различия (такую в Афгане носили наши военные советники), - тогда будем начинать…

И он стал рассказывать нам, какие неисчислимые беды принес афганскому народу кровавый режим Амина, и какой ущерб имиджу СССР и нашей миролюбивой политике наносит все, что сейчас творится здесь… Массовые репрессии… Расстрелы мирных жителей…

Сидящий рядом со мной Серега Чернота начал подремывать и вдруг явственно всхрапнул. Я толкнул его локтем:

- Серега, не спи, замерзнешь!

- Слушай, они что, политзанятия с нами проводить будут? На хрена мы пошли сюда? – пробормотал Серега.

Но тут оратор потихоньку начал переходить к сути дела. Многозначительным тоном он сообщил нам, что « по полученным данным, амин, возможно, связан с ЦРУ США» и что объективно он действуетфактически в интересах «США, мирового империализма, китайского гегемонизма и региональной реакции (имелся в виду Пакистан)».

Получалось, что куда ни кинь – Амина надо убирать. Оратор заверил, что весь прогрессивный народ Афганистана хоть сейчас готов встать на борьбу с тираном. Я подумал: как народ – не знаю, а уж Сарвари и Гулябзой, сидящие со своими дружками в капонире, - так это точно! Хоть сейчас готовы… нашими руками свергать тирана. Не щадя… нашей крови и жизни. А нам-то что: это наша работа, служба такая…Уж поскорей бы все, а то так здесь надоело! Чего тянем? Свергать – так свергать! Отработали и по домам! А то сидим, «удовольствие» растягиваем…

Затем слово взял наш Яша. Про политику он не говорил. Он стал излагать нам план боевой кампании, в которой нам предстояло участвовать.

Когда речь зашла о самых что ни на есть весьма конкретных вещах, нам всем стало несколько не по себе. Мы и сами были ухари хоть куда, но такого никто из нас и ожидать не мог. По изложенному им плану завтра или послезавтра мы должны были сесть на БТРы мусульманского батальона, молодецким ночным маршброском преодолеть 70 километров и ворваться в Кабул. Там мы должны разделиться, небольшими группами атаковать и захватить все важные правительственные объекты.

На этих объектах местные люди якобы ждут не дождутся нашего появления. Стрелять вроде как и не придется: обо всем уже позаботились и договорились, и все тут же будут нам сдаваться и выходить с поднятыми руками. Более того, весь народ готов подняться на борьбу с режимом Амина, стоит нам появиться на окраине города, как к нам присоединятся огромные людские массы, которые сметут прогнившего тирана и его приспешников.

Самое сложное задание будет у группы БТРов… При этом Яша посмотрел на какой-то мятый листок и назвал номера машин, среди которых я уловил и номер своего БТРа… которые пойдут заниматт расположенный в самом центре Кабула Дворец Арк – резиденцию Амина.

По плану мы в составе пяти БТРов должны на огромной скорости снести броней парадные ворота дворца. Быстро подавить из гранатометов стоящие с внутренней вблизи ворот два танка (которые вроде бы даже вкопаны в землю по башни) и две или три БМП, а затем разъехаться вправо и влево по узким дорожкам вдоль четырехэтажных казарм, где располагались гвардейцы. При этом на броню вылезет переводчик и в мегафон («мегафоны мы вам привезем позже!»)объявит, что антинародный режим кровавого Амина пал, и предложит гвардейцам сдаваться и выходить из казарм без оружия и с поднятыми руками. Предполагается, что гвардейцы тут же выдут из соих казарм… Ну и так далее…

При этом нам надо проявлять максимум дружелюбия, доброжелательства и улыбчивости, а если кто-то из нас попытается затеять ненужный шум и стрельбу, если у нас не выдержат нервы, то разбираться с виновными будут по всей строгости закона! Ведь мы нахомся на территории дружественного нам государства, и любой случайный выстрел или неосторожно брошенное слово могут послужить причиной международного скандала.

Чем дольше слушал я Яшу, тем больше во мне росло убеждение,что либо я сошел с ума и неадекватно оцениваю действительность и сказанное, либо Яша сошел с ума. Все, что он говорил, настолько не вязалось с реальностью! Это был чистый авантюризм, элементарное незнание обстановки и полнейшая безграмотность! У меня даже слов не находилось…

… Мы тогда не знали, что Яков Семенов, оглашая этот план, и сам сгорал от стыда. Конечно же, это была не его задумка. План составил какой-то большой военный начальник (не помню его фамилию). Потом уже Яша говорил мне, что высокое руководство поставило его, как старшего всей нашей группы, практически в безвыходную ситуацию: вот вам план действий – действуйте. Все возражения – признак трусости…

… Я огляделся по сторонам: у всех присутствующих были озадаченные лица и растерянные лица. В «президиуме» Яша и Титыч стыдливо отводили глаза. Да что же это такое? Нас хотят просто гнать на убой? Да Бог с нами, ведь за державу обидно, если нас здесь просто перебьют, как кроликов!

- Какие будут вопросы? – мрачно спросил Яша.

Присутствующие молчали, и было слышно, как полусонная поздняямуха вяло жужжала около подвешенной к стойке палатки тусклой электрической лампочки.

Объявили перерыв на перекур. Все вышли из палатки на свежий воздух. Закурили, разбились на группки, стали вполголоса обсуждать услышанное. В принципе мнение у всех было едино: предложенный план – дикость, рожденная незнанием обстановки. План явно составлял дилетант. Но вслух об этом никто открыто не говорил. Все понимали, что это -решение какого-то неведомого нам высокого руководства. Не исключено, что здесь приложили руку и наши партийные советники. Кстати, очкастый докладчик, который толковал про Амина-узарпатора, судя по узваткам и гладкой речи, вполне смахивал на представителя последних. Против них не попрешь! Это – все равно, что мочиться против ветра: себе дороже.

Вторая часть нашего совещания получилась скомканной. Все задавали вопросы, на которые ни у кого не находилось ответов.

Например, вопрос с воротами Дворца Арк, которые мы должны снести БТРом. Для этого машину нужно разогнать до хорошей скорости, однако, чтобы подъехать к воротам, надо сделать прямо у них поворот почти на 90 грудусов. Естественно, что скорость будет снижена до минимальной! Так что как ни корячся, а массивные ворота на скорости 5-10 километров не снесешь!

А как подавить гранатаметами два вкопанных в землю танка? Да эти танки в щепки разнесут наши ТРы при первом же приближении! Что значит танковая пушка против крупнокалиберного пулемета и слабенькой брони БТРа? Здесь все ясно и младенцу…

А эти казармы с гвардейцами? Там их, как минимум, тысячи две. И вот мы с двумя БТРами приезжаем, и они нам тут же сдаются! Смех, да и только. А если они начнут стрелятт? Нам надо ответить огнем и подавить! А как мы сможем подавить огневую точку, например, на четвертом этаже казармы? На относительно узкой площадке перед казармами наш БТР не сможет поднять свой КПВТ даже до уровня третьего этажа! Да нас просто сверху расстреляют из гранатаметов, забросают гранатами, забросают гранатами – и дело с концом!

Так ни с чем мы и разошлись.

Обсуждение продолжили уже в своей палатке. Но что бы ни говорили, всем было совершенно ясно: если прикажут – мы пойдем.

Это – как действие непреодолимой силы. Если вверху что-то задумали, то тут хоть тресни – делай, и все!

Через день утром нам объявили, что сегодня в ночь мы ваступаем на Кабул. Однако в полдень дали отбой. Этому предшествовало одно событие: внезапно позрузились в самолет и улетели в Союз все жившие в капонире новое правительство Афганистана. Почему? Зачем? Что случилось? Ответа на эти вопросы не было.

Так или иначе, авантюрный вариант плана сорвался. И слава Богу!

Специальная операция «Агат-Гром» требовала более тщательной подготовки и солидной военной поддержки.

В период с 14 по 27 декабря шла напряженная работа по всестороннему обеспечению этой операции.

В связи с принятым решениемо направлении советских войск в афганистан в срочном порядке готовились к переброске воздушно-десантная дивизия (Витебская), отдельный парашютно-десантный полк, мотострелковая дивизия Туркестанского военного округа и отдельный мотострелковый полк Среднеазиатского военного округа.

Для усиления отряда «Зенит» 23 декабря в кабул прибыла группа «Гром» во главе с майором М.М. Романовым в количестве 25 человек (отряд «Зенит» к тому времени насчитывал около 150 офицеров).

Чуть раньше прилетел заместитель начальника ПГУ КГБ СССР Юрий иванович Дроздов и сразу же возглавил подготовку спецподразделений к штурму дворца Тадж-Бек.

К тому времени отряд «Зенит» и мусульманский батальон выдвинулись в район дворца и расположились рядом в недостроенных казармах. Две «шилки» заняли одну из господствующих высот на расстоянии прямой видимости дворца. Там же расположилась небольшая подгруппа «Зенита» в количестве 10 человек и организовала постоянное визуальное наблюдение за «противником».

В столице Афганистана наметили 9 основных объектов, которые предстояло захватить в день «Х»: дворецТадж-Бек (резиденция Амина), Генштаб, Царандой (МВД), КАМ(Служба безопасности), телеграф, почта, телерадиоцентр, тюрьма Пули-Чархи, «Колодец» - объект подрыва с целью нарушения связи.

Дворец являлся основным объектом и на нем решалась главная задача – изоляция Х.Амина.

Наши силы включали в себя:

- группа «Зенит»: командир группы Я.Ф. Семенов (30 офицеров);

- группа «Гром»: командир группы М.М. Романов (25 офицеров);

- «мусульманский» батальон: командир Х.Т. Холбаев (350 человек);

- парашютно-десантная рота: командир В.А. Востротин (100 человек).

В распоряжении наступающих имелось:

- зенитные самоходные установки ЗСУ -23-4 («шилка»): 2 единицы;

- автоматические гранатометы АГС-17: 8 единиц;

- проивотанковые управляемые снаряды (ПТУРСы) «Фагот»: 4 единицы.

Дворец защищали:

- три батальона Гвардии (2000 человек);

- танки (11 единиц).

Личный состав был хорошо вооружен и экипирован. Самр здание находилось на возвышенности, опоясывалось тремя ярусами от 2 до 3м высотой.

По замыслу штурма огнем из имеющейся бронетехники и АГС-17 следовало воспрепятствовать выдвижению к дворцу афганских батальонов, а группе «Зенит» на четырех БТРах и группе «Гром» на семи БМД предстояло атаковать объект и решить главную задачу. Был назначен пароль «Яша-Миша», «Миша-Яша».

Как проходил бой.

На трех бронетранспортерах мусульманского батальона «зенитовцы» первыми устремились к Дворцу и попали под прицельный огонь крупнокалиберных пулеметов.

В первой машине находились Семенов Я.Ф. и будущий министр МВД Саид Гулябзой. Несмотря на перебитые колеса удалось проскочить зону огня и десантироваться у торца здания.

Вторая машина была подбита, сгорела и из «зенитовцев» в строю там остался только В.В. Дроздов. Б.А. Суворов погиб, остальные были ранены. Восхищение вызвал В.М. Рязанцев, который получил сквозное огнестрельное ранение в бедро, хладнокровно первязал ногу и продолжал участвовать в штурме до победы. Третья машина также проскочила простреливаемую зону.

Группа залегла. Огонь «шилок», трассеры, стрельба из гранатометов, стрелкового оружия. Казалось, что атака захлебнется.

В это время на штурм двинулись «громовцы» и по серпантину обошли здание. За ними шел четвертый бронетранспортер «зенитовцев». Наконец, «шилке» удалось подавить пулемет. Сколько было радости, когда в ходе боя у торца здания встретились Я.Ф. Семенов и М.М. Романов. Там же находились В. Карпухин, Э.Г. Козлов, С.А. Голов, В.В. Анисимов, А.Н. Плюснин.

Сборной группой спецназовцы рванулись в вестибюль первого этажа Дворца. Контузило М.М. Романова. В Вестибюле произошла встреча (последняя) с Г.И. Бояриновым, который уже был легко ранен. После короткого совещания группа уже из 6 человек бросилась на второй этаж. Произошел случай, который надолго остался в памяти. Две гранаты, брошенные в ходе боя, попали в дверную филенку, и только ковер остановил их падение на головы наступающих, один за другим раздалось два взрыва. Осколки просвистели над головами. Все остались живы. После короткой перестрелки на втором этаже услышали женские крики «Амин! Амин!».

…Все… Возле стойки бара в трусах и майке лежал Амин, что подтвердил Саид Гулябзой.

Я.Ф. Семенов по радиостанции доложил, что Дворец взят, есть раненые и убитые, главному конец.

Бой продолжался 45 минут. Примерно час спустя в здание прибыл Ю.И. Дроздов. Всю ночьи утро то тут, то там в районе Дворца раздавался огонь из стрелкового оружия, пулеметов, но главная задача уже была решена.

Захват других объектов в Кабуле прошел более спокойно. Вот как описывает это Б.А. Плешкунов:

«Колодец» (Центральный узел связи) – командир группы Б.А. Плешкунов.

«Все началось со взрыва «колодца» связи. В ходе операции Кабул был отключен от внешнего мира. Одновременно взрыв послужил сигналом к общему штурму.

В мое подчинение определили десять человек.

«Колодец» связи, который нам предстояло вывести из строя, находился на людной площади. Рядом здание узла связи, пост Царандоя, через дорогу – банк, ресторан, кинотеатр. Так что в любопытствующих не было недостатка, что осложняло выполнение задачи.

Решили действовать после 19.00, когда уже наступал комендантский час и площадь пустела. Выехали на УАЗах. Две машины остановились у ресторана, а наша подъехала вплотную к люку, который вел в «колодец».

Дождались условного сигнала: по команде руководителя «Зенита» А.К. Полякова приступить к выполнению операции, - хлопнула резко закрытая дверь автомобиля. Значит, пост Царандоя на месте. Сотрудник нашей группы Хаятов, владеющий языком, ушел, чтобы отвлечь постовых.

Трое человек заслонили нас. В.В. Волох и А.С. Евглевский, который сам изготовил щипцы для вскрытия люка, поднял крышку, а я вместе с Г.К. Осиповым в рюкзаке запустил в «колодец» заряд.

В «колодце» была вода, но это не испугало6 действие своих зарядов мы проверили заранее.

Взрыватель поставили на 15 минут.

Сели в машину. Окликнули Хаятова, который вошел в рольи увлеченно беседовал с постовым, угощая его сигаретами.

Через несколько минут мы уже были на вилле. Такого скоро возвращения никто не ожидал и один из руководителей даже высказал сомнение, мол, все ли успели сделать.

Но часы уже показывали 19.15. Прозвучал мощный взрыв.Кабул лишился связи…».

Тюрьма Пули-Чархи – командир группы Ф.П. Корабейников

В ней содержались политзаключенные, противостоящие режиму Амина. Поэтому охранялась тюрьма значительными силами. Однако и здесь, как и на Почте, командир группы – А.А. Пунтус, - объекты были взяты без потерь.

Генштаб – командир группы В.В. Розин.
(здесь и далее события описывает Ю.И. Дроздов):

«Разведывательно-диверсионной группе в продолжительной жестокой схватке удалось отсечь и изолировать руководство Генштаба, сковать огнем подразделения внутренней охраны, уничтожить узел связи, не допустить проникновения внешней охраны внутрь здания. Бой завершился с подходом подразделения десантников».

Телецентр – командир группы А.Т. Рябинин.

«Примерно40 минут продолжался бой девяти разведчиков-диверсантов и роты десантников по овладению радио- и телецентром. Разведчики овладели объектом, имея одного легко раненного и роты поддержки».

Телеграф – командир группы В.Н. Овсянников.

«9 разведчиков-диверсантов и взвод поддержки ВДВ из 17 человек за два часа овладели телеграфом. Потерь с обеих сторон не было».

Царандой – командир группы Ю.В. Мельник.

«В 21.30 27 декабря 6 разведчиков-диверсантов вместе со взводом поддержки ВДВ овладели Министерством внутренних дел, преодолев незначительнее сопротивление охраны. Погиб А.Н. Муранов.»

КАМ – командир группы Р.Х. Шафигуллин.

«Вполне понятную тревогу у нас вызвало овладение комплексом зданий афганской разведки и контрразведки – КАМ. Шесть разведчиков-диверсантов, 12 советников и два взвода десантников после тщательной разведки объекта огнем пулеметов блокировали действия подразделений охраны, ворвались на территорию объекта и внутрь главного здания, где соединились с находившимся там советником В.А. Чучукиным, который склонил руководство КАМ не оказывать сопротивления. Потери – один легко раненый».

27 декабря завершило свою короткую, но славную историю спецподразделение «Зенит».

В документах той поры отмечалось, что чекисты действовали умело, решительно, проявили личную храбрость и отвагу; показали себя стойкими и мужественными бойцами, верными сынами Родины. Все они были отмечены государственными наградами, а Бояринову Григорию Ивановичу и Козлову Эвальду Григорьевичу были присвоены звания Героев Советского Союза. Многие «зенитовцы» в последующем пришли служить в «Вымпел», где составили костяк подразделения.

© «КУОС-Вымпел» 2017 Фонд содействия ветеранам спецназа госбезопасности
имени Героя Советского Союза Г.И. Бояринова