КУОС-Вымпел
Фонд содействия ветеранам спецназа госбезопасности имени Героя Советского Союза Г.И. Бояринова

27 декабря 2019 года - 40-летие подвига Героя Советского Союза, пограничника, чекиста, участника Великой Отечественной войны и боевых действий в Афганистане, полковника Григория Ивановича Бояринова.

Из доклада руководителя Фонда «КУОС-Вымпел» имени Героя Советского Союза Г.И.Бояринова Смоляра Л.М.:

Дорогие друзья, мы встречаемся с вами накануне 102 годовщины создания органов госбезопасности. В истории органов госбезопасности было много разных страниц. Были драматические страницы, к великому сожалению, и трагические, но в деятельности органов безопасности было много и ярких страниц, которыми можно и нужно гордиться. Безусловно, такой страницей, которой можно и нужно гордиться, является жизнь и деятельность в органах безопасности Бояринова Григория Ивановича - 40-летие подвига которого мы будем отмечать в декабре.

Полковник Бояринов Григорий Иванович - Герой Советского Союза, пограничник, чекист, ученый, современник советской героической и одновременно трагической эпохи, участник Великой Отечественной войны и боевых действий в Афганистане.

На самом юге Смоленской земли, в деревне Сукромля Ершичского района родился 15 ноября 1922 года и провел детство Григорий Иванович Бояринов.

В предвоенные годы Бояринов поступил в Свердловское пехотное училище, где постигал премудрости военной науки, готовясь защищать любимую Родину, сражаться за нее. В грозном 1941 году он, девятнадцатилетний командир минометного взвода, героически сражался с фашистами под Ленинградом, был ранен, награжден орденом Боевого Красного Знамени. О том, что он доблестно воевал во время Великой Отечественной войны, говорят те многочисленные ордена и медали, которые он имеет. Так получилось, что он был несколько раз тяжело ранен.

В 1942 году, после очередного тяжелого ранения, круто изменилась его фронтовая судьба: Григорий Иванович получил назначение в пограничные войска СССР, где освоил основы чекистского мастерства, агентурно-оперативной работы. Ему довелось выполнять специальные задания в глубоком тылу противника, участвовать в создании партизанских отрядов, разоблачать гитлеровскую агентуру и диверсантов. К январю 1943 года он уже был начальником штаба погранотряда Северо-Западного округа.

О том, как он беззаветно служил своей Родине, и его отношении к своему долгу воина хорошо показывает один из многочисленных эпизодов его службы. Однажды в январе 1944 года он приехал с контрольными функциями на пограничную заставу, взял молодого бойца и пошел по берегу Финскому заливу посмотреть, как ведется служба. Они прошли по всему участку и на стыке со следующей заставой увидели следы нарушителей, которые вели в Финляндию. Это был морозный день – минус 23 Григорий Иванович отправил бойца в погранотряд, чтобы срочно прислали группу захвата, а сам побежал по льду Финского залива на задержание нарушителей. Пробежал километра два, вспотел, сбросил полушубок и в мокрой гимнастерке побежал дальше. В это время из погранотряда впервые в истории погранвойск ему прислали на помощь одноместный самолет. Летчик прилетел, покружил над Григорием Ивановичем, тот указал направление, где нарушители. Летчик слетал туда, вернулся, посадил самолет на лед и доложил, что действительно, там находится группа нарушителей, вооруженных автоматами и карабинами, идут в сторону Финляндии. Далее он сказал, что полетит в штаб, доложит, и там организуют задержание нарушителей. Григорий Иванович говорит: «Какой штаб, какая организация задержания? Бери меня на самолет, я полечу их задерживать». Летчик говорит: «Как я вас возьму? У меня одноместный самолет».

Григорий Иванович залез на крыло, поскольку офицерские сапоги были на кожаных подметках, он поскользнулся, упал. Тут же, не задумываясь, сбрасывает эти сапоги и ложится в мокрой гимнастерке и в одних носках на крыло самолета: «Полетели». Если 23 градуса на земле, то наверху, я думаю, чуть-чуть повеселее. Холод металла обжигал руки, но, тем не менее, Григорий Иванович смог удержаться на крыле. Залетели гораздо дальше этих нарушителей, потому что на глазах нарушителей они же не могли садиться. Летчик посадил самолет, Григорий Иванович спустился, гимнастерка была уже не мокрая, а стояла колом, руки одеревенели. Он спрятался в торосах. Летчик улетел. Так получилось, что нарушители вышли как раз прямо на него. Когда он выскочил из торосов с пистолетом с криком: «Стой! Стрелять буду. Оружие на лед», нарушители испугались и побросали оружие. Григорий Иванович негнущимися руками кое-как разрядил это оружие, с кого-то снял шинель, с кого-то валенки и повел их к берегу. К этому времени успела и группа захвата. Вот в этом весь Григорий Иванович – мужественный, смелый, решительный.

О целеустремленности Григория Ивановича свидетельствует тот факт, что в послевоенный период он окончил Военный институт погранвойск, адъюнктуру военной Академии имени М.В.Фрунзе, защитил кандидатскую диссертацию по тематике ведения партизанской войны.

Григорий Иванович Бояринов всю жизнь учился, перенимая опыт у известных сотрудников органов безопасности, в числе которых легендарный «солдат ХХ столетия», «Бог партизанской войны», как называли его СМИ, ветеран всех войн прошлого столетия Илья Григорьевич Старинов, легендарный спецназовец и разведчик нелегальной разведки Герой России Алексей Николаевич Ботян.

Мне хотелось бы рассказать кратко об истории создания уникального подразделения спецназа нелегальной разведки, которому Григорий Иванович Бояринов посвятил последние годы его жизни.

Идея создания уникального подразделения спецназа госбезопасности, которому не было равных в мире, принадлежит генерал-лейтенанту Павлу Анатольевичи Судоплатову. В органах госбезопасности с февраля 1925 года.

В 1933 году переведен в аппарат внешней разведки (ИНО) ОГПУ, а еще через год стал нелегалом-боевиком. В 1935 году в целях выявления антисоветских планов украинских националистов, их агентуры и диверсантов на Украине, связей ОУН с иностранными разведками, П.А. Судоплатов был внедрен в руководство ОУН в Берлине и вошел в ближайшее окружение руководителя ОУН Е.М. Коновальца.

На рубеже 1920–1930-х годов познакомился с Гитлером, принял его националистические идеи. С помощью офицеров германской разведки Коновалец создал Организацию украинских националистов (ОУН). Евгений Коновалец настолько проникся доверием к Судоплатову, что назначил того своим уполномоченным представителем на Украине и посвятил в стратегические планы ОУН. Опираясь на поддержку немцев, он собирался «освободить» ряд областей Советской Украины. Для этого сформировал две бригады боевиков численностью более двух тысяч человек.

Коновалец также планировал устроить ряд покушений в Москве на ответственных партийных работников центрального аппарата ВКП(б). 23 мая 1938 года Судоплатов по личному поручению И.В. Сталина осуществил в нидерландском городе Роттердаме ликвидацию Коновальца, вручив ему при личной встрече, учитывая патологическую страсть полковника к сладкому, коробку «конфет» Львовской кондитерской фабрики, где было взрывное устройство с часовым механизмом…

После возвращения на родину П.А. Судоплатов работал в центральном аппарате внешней разведки на командных должностях, руководил подготовкой операции «Утка» (ликвидация Л.Д. Троцкого), успешно осуществленной в Мексике 20 августа 1940 года.

В самом начале Великой Отечественной войны П.А. Судоплатов был назначен начальником 4-го Управления НКВД СССР. Под его руководством удалось сформировать 212 диверсионно-разведывательных отрядов, организовать подполье практически во всех крупных городах, оккупированных противником, перебросить за линию фронта 2222 разведывательно-диверсионных группы.

Под руководством майора государственной безопасности П.А. Судоплатова и его заместителей Н.И. Эйтингона и Ш.О. Церетели 25 июня 1941 года была создана и успешно действовала во время Великой Отечественной войны Отдельная мотострелковая бригада особого назначения (ОМСБОН) НКВД СССР.

25 воспитанников ОМСБОНа за подвиги в годы войны были удостоены звания Героя Советского Союза, еще двоим присвоено звание Героя Российской Федерации уже в новейшее время, в том числе и Алексею Николаевичу Ботяну, который был в Смоленске на открытии памятника Судоплатову и Аллеи партизанской славы. Алексей Николаевич, которому в этом году исполнилось 102 года, просил передать вам привет и пожелании успеха в проведении конференции.

После смерти И.В. Сталина и ареста Л.П. Берии Павел Анатольевич в августе 1953 года был уволен «за невозможностью дальнейшего использования», арестован, обвинен в участии в «заговоре Берии» и приговорен к 15 годам тюремного заключения. Виновным себя не признал. В 1968 году вышел на свободу, и впоследствии был реабилитирован. Вместе с П.А.Судоплатовым был осужден на 12 лет и его заместитель Наум Исаакович Эйтингон, который также отбывал наказание во Владимирском централе в одной камере с Павлом Анатольевичем.

Во время отбывания срока во Владимирском централе, П.А. Судоплатов узнал из прессы о создании в США подразделений «зеленых беретов». Он сразу оценил важность этой информации и совместно с Н.И. Эйтингоном подготовил на имя главы государства Хрущева записку, где обосновал необходимость создания подразделений специального назначения в системе спецслужб. Наверху внимательно отнеслись к этому предложению.

Оно получило одобрение Шелепина, к тому времени ставшему секретарем ЦК и курировавшим вопросы безопасности. С этим письмом ознакомился и генерал Фадейкин. Он прислал во Владимир своего подчиненного – майора Васильева, который обсудил с заключенными детали их предложений.

П.А. Судоплатова и Н.И. Эйтингона во Владимирском централе посетил полковник Шевченко, бывший в то время начальником Владимирского Управления КГБ при СМ СССР и сообщил, что принято решение использовать их предложения. Арестанты получили в качестве поощрения два килограмма сахара – в то время для заключенных это было немало. Получается, что в результате беседы с двумя арестантами на тюремных нарах во Владимирском централе родился советский спецназ, равного которому не было в мире. 19 марта 1969 года в нашей стране были созданы Специальные курсы КГБ СССР, зашифрованное наименование (КУОС) – Курсы усовершенствования офицерского состава по подготовке командиров групп специального назначения для действий в глубоком тылу противника в особый период.

Главные страницы биографии талантливого чекиста Г.И.Бояринова связаны именно с созданием Спецкурсов КГБ СССР, где он являлся с первых дней начальником этих курсов. Это было совершенно секретное подразделение, о котором не знало большинство сотрудников КГБ того времени. Отбор на курсы был чрезвычайно жестким. Каждая республика могла направить на обучение на этих курсах только одного оперработника в год, а от областных территориальных органов одного сотрудника раз в 3-4-5 лет. То есть это был штучный товар. Впервые в мире это был офицерский спецназ. Отбирались только успешные оперработники КГБ, с опытом агентурно-оперативной деятельности. Можно сказать, что это была элита. Все офицеры с одним или двумя высшими образованиями, со знанием одного или двух, а иногда даже трех иностранных языков. Все были в хорошей физической форме, с блестящими партийными и служебными характеристиками.

Профессорско-преподавательский состав на этих курсах тоже был необычным. Это были преподаватели из Высшей Краснознаменной школы КГБ СССР имени Ф. Э. Дзержинского, подавляющее большинство из которых имело опыт участия в боевых действиях в Великой Отечественной войне, многие из них не раз совершали рейды в тыл противника, и практически все они имели ученые звания. То есть это были не инструкторы, которые готовили боевиков, а это был профессорско-преподавательский состав, который готовил командиров специальных подразделений на высоком теоретическом и практическом уровне. Мы проходили так называемую теорию малых войн, обучались ведению агентурно-оперативной работы с контрпартизанскими и партизанскими соединениями, тактике ведения оперативно – боевых действий в тылу врага.

Уровень подготовки на этих курсах был чрезвычайно высоким. Если мы, например, проходили парашютную подготовку, то по окончании этой подготовки нам выдавали не просто удостоверение парашютистов, а парашютистов-инструкторов, если мы проходили горно-альпийскую подготовку в горах Кавказа, то по окончании нам выдавали не просто удостоверение альпинистов, а альпинистов-инструкторов. И на таком уровне практически по всем предметам, которых было больше 20. На огневой подготовке у нас была возможность пострелять из всех видов стрелкового оружия, которое только было на вооружении в армиях ведущих стран мира. Мы могли работать практически на всех радиостанциях того времени. Я бы хотел сказать, что на этих курсах практически все преподаватели были уникальными.

Минно-подрывное дело преподавали такие люди, как легендарный «Бог партизанской войны», «Солдат столетия» Старинов Илья Григорьевич, который прожил 100 лет и был участником всех войн прошлого столетия: Первой империалистической, и гражданской, испанской, финской, Великой Отечественной, ангольской и всех других. Уникальный мастер, который проходит даже по книге Хемингуэя «По ком звонит колокол». Дело в том, что, когда он находился в Испании, то провел несколько уникальных операций. Например, ему удалось уничтожить специальный поезд, в котором располагался штаб итальянской авиационной дивизии. Весь штаб дивизии и летчики были уничтожены одним махом. Вторая известная операция – это в Кордове был тоннель, через который франкистам поставляли вооружение из фашистской Германии, и республиканское руководство поставило перед Ильей Григорьевичем задачу, чтобы он взорвал этот тоннель. Дело в том, что перед этим рота республиканцев попыталась завладеть этим тоннелем, все погибли, но смогли задержать движение только на два часа. Илья Григорьевич решил этот вопрос достаточно оригинальный способом: он набил автомобильную покрышку взрывчаткой, сделал металлическую петлю на этой покрышке и залег в кустах местах в двухстах от этого тоннеля. В то время когда к нему подходил поезд с двойной тягой, то есть тяжелый состав, он выскочил из кустов и бросил эту покрышку со взрывчаткой прямо перед паровозом. Паровоз своим сцепным устройством зацепил эту металлическую петлю и повез колесо в тоннель, а партизаны в этот момент забросали этот состав еще и «коктейлями Молотова». Состав был очень тяжелый и не мог сразу остановиться и вместе со взрывчаткой въехал в тоннель и там взорвался. Поскольку там было много взрывчатых веществ, этот состав взрывался в течении нескольких часов в этом тоннеле, и все выгорело настолько, что вся обшивка тоннеля прогорела, а рельсы расплавились и буквально скрутились. Больше недели франкисты ремонтировали этот тоннель. Вот так, не потеряв ни одного человека, Илья Григорьевич решил серьезную проблему. Но самый известная и, я бы сказал, знаменитая операция – это операция, когда он впервые в истории всех войн применил радиомину.

Это было в Харькове, где он получил задание от начальника Генштаба провести минирование нескольких объектов. Наряду с этим у него было особо секретное задание – подобрать здание, в которое, скорее всего, должны въехать фашистские руководители. И они решили, что особняк на улице Дзержинского, 17, в котором в это время жил Никита Сергеевич Хрущев, а до того первый секретарь комсомола Украины Косиор, скорее всего, подходит для того, чтобы в него въехал фашистский генералитет. И действительно, когда генерал фон Браун (дядя известного гитлеровского, а затем американского ракетостроителя) командующий армией, которого назначили комендантом Харькова, въехал в Харьков, то первоначально он остановился в неказистом домишке на окраине города и ждал, когда саперы проверят подходящее здание в центре города. Саперам понравился дом на улице Дзержинского, 17, и они начали тщательно его досматривать. В подвале котельной в куче угля они увидели еле заметный проводочек, стали буквально по кусочку угля откладывать, разобрали и обнаружили сложную мину, в которой было около 100 килограммов взрывчатки. Но мина не взорвалась, потому что аккумулятор в мокром угле отсырел. Им было не вдомек, что Илья Григорьевич специально поставил разряженный аккумулятор. Немцы выпустили много листовок, даже набросали их в Красную армию, что в Харькове обнаружены мины Старинова, которые немецкие саперы легко разминировали. Это делалось по указанию Гитлера, чтобы эти листовки попали к руководству Красной армии, чтобы те своими руками уничтожили этого человека. Илья Григорьевич доказывал, что это они блесну нашли, но ситуация была критическая, в то время очень запросто могли расстрелять.

Много тревожных дней пришлось пережить Илье Григорьевичу, он настаивал, что фашисты нашли блесну, а настоящая мина располагалась под этим углем. Ранее он убрал весь уголь из этой котельной, выкопал яму двухметровой глубины, заложил туда более 200 кг взрывчатки и так же аккуратно, как вынимал землю, в такой же очередности сложил обратно. И проводок вывели через каминную трубу наверх. В ночь с 13 на 14 ноября 1941 года генерал Невский, Старинов Илья Григорьевич и еще несколько человек приехал в Воронеж на радиостанцию, и оттуда подали специальный сигнал, и в городе было взорвано таким образом несколько радиомин, одна из них в доме 17 по улице Дзержинского. На следующий день самолет фронтовой разведку пролетел над этим домом, сделал снимки, и все увидел, что там вместо особняка находится большая яма.

Первое боевое крещение слушатели получили 27 декабря 1979 года, когда из 148 слушателей куосовцев был создан отряд специального назначения «Зенит» для участия в операции в Афганистане. Наряду с «Зенитом» там принимало участие 28 сотрудников Группы специального назначения «Альфа». Эта группа получила название «Гром».

Операция по смене политического строя в Афганистане называлась «Байкал-79», а штурм дворца Амина – «Шторм-333».

Все познается в сравнения. Американский президент Барак Абама с гордостью показывал по телевизору на весь мир, как его спецназ Дельта с многомиллиардным бюджетом за 40 минут взяли штурмом коттедж Усамы Бен Ладена, в котором был старый больной диабетом Усама Бен Ладен, его молодая, красивая жена с грудным ребенком и 60-летний помощник с единственным автоматом Калашникова.

Наши ребята за 45 минут взяли в Кабуле 19 объектов и сменили политический строй в стране. У меня нет времени рассказать в деталях как проводился захват всех 19 объектов в Кабуле. Думаю, наиболее ярко героизм и профессионализм слушателей проявился при штурме дворца Амина Тадж Бек.

По всем военным канонам число нападающих должно было быть в четыре раза больше, чем те, которые обороняются. У нас все было наоборот. Дворец Амина охраняло 1200 гвардейцев, четыре крупнокалиберных пулемета по углам дворца, две пушки, два танка, и в двух километрах находился полк охраны. К дворцу Тадж-Бек, который находился на возвышении, вела серпантином дорога. Кроме гвардейцев была еще личная охрана всех членов политбюро, которые в это время там были на приеме. В этом бою принимал участие и начальник курсов полковник Бояринов Григорий Иванович. По своему служебному положению он не должен был принимать участие в штурме дворца Амина Тадж-Бек. Он должен был находиться с начальником нелегальной разведкигенералом Дроздовым Юрием Ивановичем на холме и наблюдать, как развиваются события, и вносить коррективы. Но он сказал: «Извините, Юрий Иванович, но я не могу бросить своих ребят, это мои дети, они обучены, хорошо подготовлены, но у них нет боевого опыта, а у меня за спиной вся Великая Отечественная война. Я должен быть с ними». И он, по сути дела, в качестве рядового бойца пошел на штурм дворца Амина. Все участники этой операции говорят, что, если бы не было Григория Ивановича, неизвестно, чем бы завершилась эта операция. Дело в том, что, когда в 19-40 вечера Борис Андреевич Плешкунов - преподаватель минно-подрывного дела на КУОСе, произвел взрыв колодца связи в центре города, это послужило сигналом для всех специальных групп начинать атаку. Но когда во дворце Амина услышали взрыв и увидели, что ко дворцу направляются бронетранспортеры с бойцами «Зенита» и «Грома», то там подняли тревогу и начали обстреливать из пулеметов и пушек. Первый же снаряд из пушки попал в бронетранспортер, погиб куосовец Борис Суворов и водитель. Бронетранспортер встал и не мог продвигаться вперед. Слева обрывистые скалы, а справа пропасть. Атака захлебнулась на какой-то момент, все залегли и не знали, что делать. Григорий Иванович понял, что момент критический, и приказал второму бронетранспортеру столкнуть первый в пропасть и после этого скомандовал: «Ребята, за мной!». Естественно, все бросились за ним. С величайшим трудом взяли первый этаж. Сначала бросали вперед во все помещения гранаты, а потом уже из автоматов всех поливали. Так как перед этим взорвали трансформатор, который обеспечивал подачу электиричества во дворец, в здании не было света, слышны были только автоматные очереди и отборный русский мат.

Александр Иващенко рассказывал нам, что Григорий Иванович спокойным, уверенным голосом отдавал приказы слушателям, что придавало уверенности ребятам. Вот так постепенно, освобождая одно помещение за другим, добрались до конца этого длинного коридора, где находился узел связи. Начали стрелять из автоматов по аппаратуре, но Григорий Иванович сказал, что так дело не пойдет, надо гранатами. Бросили несколько гранат в этот узел связи и тем самым прервали связь защитников этого дворца с подразделениями афганской армии. После этого надо было выдвигаться на второй этаж, но Григорий Иванович видел, что с этим количеством сотрудников, которые были перед лестницей на второй этаж, трудно рассчитывать на то, чтобы взять второй этаж. Чтобы подозвать подкрепление, в общем-то, в нарушение собственного приказа Григорий Иванович выскочил на крыльца дворца и позвал бойцов так называемого мусульманского батальона ГРУ, чтобы пришли на помощь, хотя вначале у них была команда окружить дворец и никого туда не пускать и оттуда никого не выпускать.

Старший лейтенант ГРУ Рустамджон Турсункулов, обращаясь к своим бойцам сказал: Я не могу вам приказывать пойти со мной, так как был приказ запрещающий нам заходить во дворец, но я не могу не пойти, раз Григорий Иванович просит помочь. Кто хочет может пойти со мной. Бояринов был в афганской форме с белой повязкой на рукаве, чтобы опознавать своих. Где-то в этот момент он был тяжело ранен. Пуля срекошетила от бронежилета и прошла через все тело. Впоследствии в теле Григория Ивановича нашли восемь ран.

Практически все спецназовцы были ранены, 17 из них получили тяжелые ранения. При штурме дворца погибли 5 спецназовцев Это Борис Суворов и Александр Якушев из группы «Зенит», Геннадий Зудин и Дмитрий Волков из группы «Гром», а также их командир в этом последнем бою полковник Григорий Иванович Бояринов. В «мусульманском» батальоне погибло 5 человек, ранено 35 человек.

Бой был настолько ожесточенный, что по прошествии многих лет как-то находясь в гостях у Петра Дейнекина, бывшего командующего ВВС. Мы сидели, вспоминали афганские события, и в этот момент к нему пришел летчик-генерал и говорит: «Я в тот момент тоже был в Кабуле и помню, как нам пришла команда, чтобы мы срочно подготовились к вылету, потому что сейчас привезут раненых спецназовцев. Когда их привезли и начали выгружать носилки из автобусов, мы увидели, что все спецназовцы забинтованы от головы до ног. Мы тогда подумали, что это, наверное, для конспирации, чтобы их никто не узнал». На самом деле, ребята просто все были иссечены осколками, в том числе и своих гранат, потому что в закрытом помещении, когда бросаешь туда гранату, естественно, осколки летят во все стороны. И собственные осколки ребята получили, и пулевых ранений было очень много. Практически все имели по семь-восемь ранений, но операцию выполнили. Но это был только один объект, эта операция называлась «Штурм-333» по захвату дворца Амина Тадж-Бек, а всего за 45 минут было захвачено еще 18 объектов: это и Генштаб, и разведка, контрразведка, МВД, тюрьма и далее, по классике захвата, почта, телеграф, телецентр и т.д.

Вот таким был наш руководитель КУОСа Григорий Иванович Бояринов, с которым у всех были очень хорошие, добрые отношения, требовательным но в то же время заботливым командиром. Я вам скажу, что это человек исключительной доброты, мужественности, профессионализма, человечности. Недаром все слушатели курсов называли его Батей. Он никогда ни на кого не посмел повысить голоса, обругать и прочее.

Скажу характерный пример, когда на одном из учений, а надо понимать, что учеба была исключительно тяжелая, учения шли сутки, двое, трое, даже пять суток, то есть несколько суток ты находишься постоянно в движении, выполняешь одну задачу за другой: то надо взорвать железную дорогу, мост, то провести разведку какого-нибудь настоящего объекта, а все было в реальности, мы совершали разведку тех объектов, которые были в ведении министерства обороны, военно-промышленного комплекса, и мы проникали на эти предприятия, на эти заводы, выясняли информацию о них, давали ее в центр, а центр в территориальные органы, которые обеспечивали безопасность этих предприятий. Я вам даже скажу, у нас один из слушателей, на мой взгляд, провел вообще уникальную операцию. Он смог проникнуть в оперативный штаб по руководству подводными силами Военно-морского флота СССР и условно его уничтожить.

Это была интересная, оригинальная операция. Когда он доложил о выполнении операции, ему даже не поверили, устроили проверку, целая комиссия приехала на этот объект, и он провел эту комиссию в многоэтажный подземный командный пункт и показал, где была заложена взрывчатка, химические отравляющие вещества. Представьте, восемь этажей командный пункт под землей, и, когда он туда попал и долго искал, где же находится руководство, и когда на пятом этаже он увидел красную ковровую дорожку, он понял, что здесь руководство, и смог заложить взрывчатку. Он не единственный такой был, потому что все слушатели выполняли подобные уникальные задания.

Про КУОС можно говорить много. Мне хотелось бы рассказать про тех товарищей, с которыми я вместе учился, с которыми выполняли ответственные задания. А надо сказать, что куосовцы, кроме первой операции в Кабуле в 1979 году в составе группы специального назначения «Зенит», затем были отряды «Каскад».

С учетом опыта боевых действий в Афганистане, бывший начальник нелегальной разведки Дроздов Юрий Иванович хорошо осознал, что необходимо иметь постоянно действующий отряд, а не собирать в случае необходимости каждый раз куосовцев со всей страны. И он вышел с этим предложением к председателю КГБ Юрию Владимировичу Андропову. Тот поддержал эту идею, и в 19 августа 1981 года был создан «Вымпел». У «Вымпела», который мы считаем продолжателями нашего оперативно-боевого исскуства, на счету очень много оперативно- боевых операций. Надо сказать, что, кроме куосовцев и «Вымпела», есть еще один очень знаменитый отряд – группа «Альфа», которая была создана еще до КУОСа в основном для освобождения заложников, объектов от захвата и прочего. Все сложнейшие операции эти две команды, как правило, выполняли вместе. В 1979 году была группа «Зенит», собранная из куосовцев, и группа «Гром» в альфовцев.

И в одной из последних больших операций по освобождению заложников в «Норд-Осте» также принимали участие и «Альфа», и «Вымпел». Это люди одного племени, одной крови, у нас очень добрые, товарищеские, дружеские, боевые отношения, и никому никогда не приходило в голову кого-то выделять, кому-то отдавать большее предпочтение. Это два равноценных коллектива спецназовцев, которые достойны только уважения.

Могу подтвердить, что куосовцы – это боевое братство, дружба которого формировалась на КУОСе, это единая семья и уже навсегда. Если ты попадаешь в любой город бывшего Советского Союза, найдешь там бывшего куосовца и свяжешься с ним, он тебе поможет гораздо больше, чем любой родственник.

Это - боевое братство. В 2000 году нами был создан фонд ветеранов спецназа госбезопасности КУОС-«Вымпел» имени Героя Советского Союза Григория Ивановича Бояринова, и на знамени нашего фонда начертаны слова великого русского писателя Николая Васильевича Гоголя «Нет уз святее товарищества». Это наш девиз Эти слова наиболее точно передают атмосферу наших отношений. Это истинно куосовский девиз.

В одной из своих публикаций начальник нелегальной разведки генерал-майор Юрий Иванович Дроздов, характеризуя КУОС сказал: «это была команда, которая не знала слова «невозможно». И это правда.

В заключении хочу сказать, что прошло 40 лет со дня подвига Григория Ивановича и его гибели. И вот уже как 40 лет 27 декабря все куосовцы, проживающие в Москве и те кто приезжает в этот день из разных уголоков бывшего Советского Союза, не сговариваясь собираются около могилы Бояринова, чтобы вспомнить его добрым словом.

Ежегодно в средине ноября в Академии ФСБ России ветераны-куосовцы проводят день памяти Бояринова Г. И. и Старинова И. Г. , где выступают перед слушателями и преподавателями Академии.

В прошлом году в честь Г. И. Бояринова в г. Балашихе, Московской области торжественно была открыта улица, носящая его имя.

В прошлом году накануне Дня Чекиста ветераны Куоса и Вымпела в 36 школах Смоленской области провели Уроки Мужества.

В настоящее время мы активно вместе с нашим Смоленским филиалом Фонда «КУОС-ВЫМПЕЛ» работаем над программой по подготовке к знаменательной юбилейной дате 100-летию Г. И. Бояринова, которое состоится в 2022 году. В этом плане мы ощущаем поддержку и взаимодействие Администрации Смоленской области и лично Губернатора Смоленщины.

В этом году 31 октября в Смоленске состоялась конференция, посвященная 40-летию подвига Г. И. Бояринова. На конференции о жизни и подвиге Героя выступили и рассказали ветераны-чекисты: Голов Сергей Александрович, участник штурма Дворца, в последующем руководитель КУОС (1983 – 1993г.г.), Смоляр Леонид Михайлович, старший преподаватель КУОС, руководитель общественного Фонда КУОС-ВЫМПЕЛ, Кузнецов Сергей Анатольевич, воспитанник КУОС, заместитель руководителя Фонда КУОС-ВЫМПЕЛ, представитель Ассоциации ветеранов ВЫМПЕЛ Силантьев Владимир Константинович, сын Григория Ивановича – Андрей Григорьевич Бояринов, ветераны Смоленского Управления ФСБ.

1 ноября участники конференции выехали на малую Родину Григория Ивановича в деревню Сукромля, Ершичского района, Смоленской области, где посетили школу, носящую его имя. Перед учениками и преподавательским составом выступили все представители делегации. Затем в торжественной обстановке сыном Бояринова-Андреем и внучкой Бояринова – Валерией была открыта Мемориальная Доска на здании школы. В актовом зале перед всеми участниками и учениками школы выступили и показали свои умения и навыки в военно-прикладных видах спорта детско-юношеская секция Смоленского филиала общественной организации КУОС-ВЫМПЕЛ.

2-го ноября во Дворце спорта Юбилейный г. Смоленска состоялся юбилейный, 10-й по счету, международный турнир по каратэ, посвященный 40-летию подвига Героя Советского Союза полковника Г.И.Бояринова. В честь открытия турнира выступили ветераны с пожеланиями участникам ярких побед и свершений в спортивном мастерстве. В борьбе за кубок сошлись именитые спортсмены из различных городов России и Белоруссии. Памятные кубки и призы были приготовлены и вручались также и самым юным участникам турнира.

Смоляне гордятся своим земляком-героем. Его именем названа одна из улиц в областном центре, выведены морозоустойчивы сорта винограда Памяти Бояринова и Звезда Бояринова, памяти Героя ежегодно проходят спортивные турниры.

Все это говорит не только о том, какого уровня был этот человек, но это говорит и об уровне команды, которую он создал.

© «КУОС-Вымпел» 2020 Фонд содействия ветеранам спецназа госбезопасности
имени Героя Советского Союза Г.И. Бояринова