КУОС-Вымпел
Фонд содействия ветеранам спецназа госбезопасности имени Героя Советского Союза Г.И. Бояринова

Легенды

«Генералы и офицеры ОСНАЗА – участники Великой Отечественной и Афганской войн»

Дроздов Юрий Иванович

Генерал-майор Дроздов Юрий Иванович.
Родился 19 сентября 1925. С 19 лет на фронтах Великой Отечественной войны. Получил военное и разведывательное образование. Участник ряда крупных операций советской внешней разведки. Возглавлял разведзагранаппараты в США, Германии, Китае. Заместитель начальника ПГУ КГБ СССР и начальник нелегальной разведки в 70-е – 80-е годы. Организатор Группы специального назначения КГБ СССР «Вымпел».

Вклад Ю.И. Дроздова в теорию и практику оперативно-боевого искусства:

«Постулат Дроздова»

Любой объект противника может быть взят: все зависит от суммы разведсведений о нем, уровня подготовки сил и боевитости их духа. Это проявилось во время событий в Афганистане в декабре1979 года.

«Бином Дроздова» (сформулирован на основе опыта и анализа обстановки)

Успех разведывательно-боевой операции в современных условиях обеспечивает сочетание двух феноменов: разведчик-нелегал плюс оперативно-боевая группа, т.е. обеспечение заранее внедренным разведчиком условий для эффективной деятельности сил оперативно-боевой группы и оптимального использования ее средств. Это проявилось и было проверено на всех учениях «Вымпела» (около 30), в большинстве которых участвовали разведчики-нелегалы, а также в последующих оперативно-боевых акциях. «Бином Дроздова» стал реальностью, благодаря тому что в руках одного человека находились «бразды правления» Спецуправлением и Спецподразделением.

«Триада Дроздова»

1. Четкое определение стратегической и оперативной предназначенности сил специальных операций (цели, задачи, функции).

2. Современные формы организационно-штатной структуры (разумная достаточность, высокая техническая оснащенность, интеллектуальный потенциал).

3. Многоцелевая подготовка сил спецопераций (оперативно-боевая, психо-физическая, морально-волевая). Эти принципы были положены в основу создания, подготовки и задействования «Вымпела».

Ефимов Николай Вячеславович

Генерал-майор Ефимов Николай Вячеславович. Родился 6 января 1921 года. Закончил военное училище. С июня 1941 года – в действующей армии. Был ранен. С августа 1942 года по сентябрь 1943 года – командир штрафной роты, а затем штрафного батальона (Западный фронт).

О том, как воевал комбат Ефимов, написано в одном из опубликованных в прессе рассказов о нем:

«О штрафных батальонах мало что известно. Не писали как-то на эту тему – не в почете были штрафники. Знаем только, что посылали их в самое пекло.

Но было Положение о штрафных батальонах со штатным расписанием и разъяснениями относительно собственно штрафников и командного состава. При общей численности ШБ порядка 1300 человек более 170 были офицерами-нештрафниками, занимавшими командирские должности. Жили и воевали рядом с подчиненными-штрафниками, ходили с ними в бой и в разведку.

Помимо выполнения чисто служебных обязанностей приходилось помнить и о важности поддерживания с каждым подчиненным нормальных человеческих отношений. А иначе на войне всякое бывает – пуля в спину в бою, граната в командирскую землянку от обиженного, отчаявшегося штрафника. Ни одного такого случая в подразделении Ефимова за все время службы в ШБ не было. Значит, умел найти контакт, понять душу человека, расположить его к себе.

Попадали в ШБ разные люди – от лейтенанта до полковника, разжалованные и осужденные военными трибуналами, совсем молодые и в возрасте, обвиненные по ошибке и за дело. Когда перешли наши войска в наступление, добавилась новая категоря – «зятьки». Оказавшись в первые месяцы войны в окружении, они не пытались пробиться к своим или уйти в партизаны, а осели среди местного населения. Если сотрудничества с гитлеровцами за ними не обнаруживалось, то для искупления вины отправляли в штрафбат.

Что такое штрафбат на войне, говорят цифры: 10 лет «гражданского» наказания приравнивалось к 3 месяцам ШБ, 7 -8 лет «тянули» на 2 месяца, срок до 5 лет – на один месяц. Ефимов воевал в ШБ почти 2 года... И в землянке не отсиживался. Потерял ранеными и убитыми 9 ординарцев.

Потери в штафбате были действительно очень высокие. Объяснялось это не в последнюю очередь административными причинами: подчиненность и отчетность были разделены. Штрафбат находился в оперативном подчинении дивизии, корпуса, армии. Но отчетность о потерях направлялась в военный трибунал армии. Проще говоря, за убитых штрафников никто персонально ответственности не нес. Поэтому на самые рискованные, опасные задания направлялся штрафбат – ведь за «свои» потери с комдива могут спросить строго, а за штрафников...

«Штрафной батальон стал для меня школой жизни, научил общаться с людьми, ценить и беречь их, помнить в любой ситуации о том, что подчиненные – это люди со своими слабостями и достоинствами, а я отвечаю за них прежде всего перед своей совестью, а уже потом – перед руководством, - вспоминает Ефимов. – Можно было просто гнать людей на смерть, а можно – строже подойти к себе при планировании боя, поиска, а значит и выполнить задание с наименьшими потерями».

Боевые действия закончились для него неожиданно и раньше, чем рассчитывал. В апреле 1944 года 24-летнего подполковника Н.В. Ефимова отозвали на учебу в военную академию им. Фрунзе. Попытался было схитрить – завалить вступительные экзамены и вернуться на фронт, но не вышло: командиры всех формирующихся частей получили строгий приказ адъюнктов не брать.

Отучился в академии так же основательно, как привык делать все в своей жизни. Считал, что связан с армией навсегда. Но совершенно неожиданно для себя получил предложение пойти на службу во внешнюю разведку, с которой связал всю свою жизнь.

Более 15 лет проработал Николай Вячеславович за рубежом, в основном, в Европе и Африке, а с 1975 по 1981 год являлся заместителем Руководителя Представительства КГБ СССР при МГБ ГДР. Неоднократно выполнял задания по линии осназа внешней разведки, а в 1981 году становится заместителем начальника Управления «С» ПГУ и одновременно начальником 8-го Отдела этого управления.

Но ждала Николая Вячеславовича впереди еще одна война, на этот раз афганская. Были три короткие командировки по месяцу-полтора, и долгая - на два года, заместителем руководителя представительства по борьбе с бандитизмом. И появилась уверенность в том, что не совсем верно мы действуем в этой стране, подменяя собой местную армию, где надо и где не надо. Вместо того, чтобы искать пути активизации самых афганцев, бросали на войсковые операции наших солдат. Лучших – вперед, в огонь. Николай Вячеславович излагал свои соображения «на самый верх», был одним из тех, кто считал необходимым сократить объем участия наших войск в боях и снизить тем самым потери. Однако эта задача оказалась сложнее, нежели убедить комдива в далекие годы Великой Отечественной поберечь штрафников.

После возвращения из командировки в Афганистан Ефимов Н.В вышел на пенсию. Орден Боевого Красного Знамени, Отечественной войны I степени, четыре ордена Красной Звезды, многочисленные медали – таков итог славного пути боевого генерала.

Лазаренко Александр Иванович

Генерал-майор Лазаренко Александр Иванович.
Родился 4 апреля 1922 года.

Участник Великой Отечественной войны. Вырос от командира взвода до начальника разведки дивизии. Окончил разведшколу по линии ГРУ. В послевоенное время - на военно-дипломатической работе, а затем в Воздушно-десантных войсках.

С должности начальника отдела разведки ВДВ был направлен на руководящую работу в 13-й Отдел при ПГУ (затем Отдел «В» и 8-й отдел управления ПГУ). Разработчик, руководитель и исполнитель ряда крупных операций советской внешней разведки. С началом ввода ограниченного контингента советских войск в Афганистан становится организатором и руководителем спецподразделения «Каскад» (1980-1982 гг.).

«Каскад» оказывал помощь в Афганистане в становлении органов государственной власти и безопасности, а также в борьбе с бандформированиями.

А.И. Лазаренко внес существенный вклад в создание и становление Группы специального назначения «Вымпел».

Евтодьев Иван Павлович

Полковник Евтодьев Иван Павлович.
Родился в декабре 1924 года – в действующей армии (Крымский фронт). Был тяжело ранен. Затем служил в погранвойсках. Окончил Военный институт иностранных языков Советской Армии (немецкий и чешский языки).

С 1951 года проходил службу в Бюро №1 МГБ СССР. Первыми руководителями, учителями и наставниками были начальник Бюро генерал-лейтенант П.А. Судоплатов, его заместитель полковник А.М. Коротков и начальник отдела Герой Советского Союза полковник Е.И. Мирковский.

Практически вся служебная деятельность Ивана Павловича связана с линией осназа внешней разведки. После работы в центральном аппарате последовали командировки в Австрию, ГДР и ФРГ. В 1980-1981 годах, будучи заместителем начальника 8-го отдела Управления «С» ПГУ, принимал активное участие в организации боевой деятельности спецподразделения КГБ в Афганистане, содействовал выработке его тактики, агентурной разработке бандформирований, а также осуществлял помощь по советнической линии афганским партнерам.

Награжден орденами и медалями СССР, Афганистан и ГДР, знаком «Почетный сотрудник госбезопасности».

Богданович Владимир Владимирович

Полковник Богданович Владимир Владимирович.
Родился 12 февраля 1926 года.

В 1943 году добровольцем ушел в Красную армию. Через год окончил Ленинградское военно-инженерное училище и был направлен на Второй Украинский фронт командиром взвода 4-го кавалерийского корпуса, в составе которого участвовал в боевых действиях на территории Румынии, Венгрии, Чехословакии. В боях под Брно был ранен.

После излечения по окончании войны продолжал службу в погранвойсках в Туркмении, Армении и Хабаровском крае. В 1962 году окончил Военный институт КГБ и был направлен в 13-й Отдел при ПГУ, где с полной отдачей сил, опыта и знаний занимался подбором, обучением и задействованием спецрезерва (Отдельная бригада особого назначения).

С 1980 года принимал активное участие в комплектовании, подготовке, оснащении и переброске в Афганистан отрядов и команд спецподразделения «Каскад» и являлся одним из его начальников штаба.

Легенды современного спецназа

В.С. Белюженко

Белюженко Виталий Степанович (род.1940). Полковник. В 1959-1963гг. Служил на Северном флоте. С 1963г. в органах КГБ. Окончил КУОС (1970). Работал в УКГБ по Москве и Московской области. Служил в Афганистане в спецотрядах «Зенит» и «Каскад». Был тяжело ранен в бою с душманами. Герой Советского Союза (1980).

Я.Ф. Семенов

А.А. Пунтус

Пунтус Александр Анатольевич (1948-1980). Капитан. Родился в г. Осиповичи Могилевской области. Обучаясь в средней школе, одновременно работал слесарем на Минском заводе им. В.И. Ленина. В 1969 году окончил Минский пединститут. С 1970 по 1972 год проходил действительную воинскую службу. С 1973 года в органах госбезопасности. Участник операции «Байкал-79». В ходе боевых действий в республике Афганистан показал себя храбрым и находчивым офицером. Награжден двумя орденами Красного Знамени (вторым – посмертно).

Из книги «ОСНАЗ. От Бригады особого назначения к «Вымпелу». 1941-1981гг.»
Руководитель авторского коллектива В.И. Ютов, автор-составитель В.Ю. Воронов
Составители: С.А. Голов, Б.А. Плешкунов, Я.Ф. Семенов

Герой Советского Союза, полковник Белюженко Виталий Степанович родился 3 октября 1940 года.

С 1959 года проходил военную службу на Северном флоте в качестве специалиста по приборам управления ракетами подводной лодки. С 1963 года – в органах госбезопасности. В 1970 году окончил КУОС и стал спецрезервистом внешней разведки.

Когда начались события в Афганистане, был на оперативной работе в Управлении КГБ по Москве и Московской области. Затем прошел боевой путь в спецподразделении «Зенит» (1979 год), а с середины 1980 года – участник оперативно-боевых мероприятий, которые проводило спецподразделение «Каскад». В октябре 1980 года под крупным кишлаком Чарикар вступил в бой в составе отряда армейцев и «каскадеров» с крупным бандформированием душманов.

Из книги «Спецподразделение «Каскад»:

«В октябре 1980 года в районе большого кишлака Чарикар советская пехотная рота попала в окружение. Об этом стало известно из радиотелеграммы от команды «Каскада», находившейся в этом районе. Связались с Ахромеевым С.Ф., чтобы скоординировать действия. Ахромеев попросил помочь окруженной роте силами «Каскада». На операцию выдвинулись на четырех БТР. Подъехали к дувалам и увидели, что путь от места окружения нашей роты к этим дувалам лежит через лощину, которая ожесточенно простреливалась душманами. Вступили в огневой бой, так как БТР пройти к лощине не могли.

Именно в этом бою основную роль сыграл офицер «Каскада» Белюженко Виталий Степанович.

Тот бой запомнился многим «каскадерам». Их было 30 человек, рванувшихся на выручку своим боевым товарищам.

Душманы пошли в атаку, прикрываясь снайперским огнем с учетом ступенчатых складок местности. Казалось бы, все ординарно и в принципе известно. Но первая же пуля снайпера попала Виталию в бедро. Он сразу заметил дырку в комбинезоне, но сильное тренированное тело не изменило решению переменить позицию (хотя это было связано с преодолением открытого пространства), и «каскадер» какое-то время продолжал бег. Это удивило снайпера, и он вновь дослал патрон в патронник, чтобы продолжить расстрел живой мишени.

«Каскадер» хотел сделать следующий шаг, но нога подломилась, и тело пронзила дикая, все сокрушающая боль.

До дувала три метра. Виталий переворачивается на спину и сразу чувствует, как одна пуля задевает правое ухо, а вторая врезается около головы. Кажется, что не три метра, а три километра проползти.

Еще несколько выстрелов по нему, по живому человеку, и каждый выстрел – смерть. Опять молнией бьет в мозг: «Все! Следующая пуля – моя…» Борьба за оставшиеся метры придала какие-то силы. И Виталий успел подумать: «Да у него же «бур» левит». Спецназовец и тут остался верен себе: анализ обстановки автоматически делал свое дело. «Бур» левит – значит, ползя, надо брать чуть правее – туда, где находилась маленькая складка местности, а значит, - укрытие.

А ведь бой надо было продолжать, нельзя было позволить душманам преодолеть открытое пространство до лощины, где были наши солдаты. У Виталия оставалось четыре диска, две гранаты и пистолет. И он снова дал бой. Потом вспоминал, как экономно расходовал он эти четыре диска, боясь, что душманы поймут, что у него кончились патроны. А когда они кончились, взял пистолет на изготовку: живым решил не сдаваться. Но тут подоспели «каскадеры».

А вот как описывает сам Виталий Степанович уже то, что было после боя, после нескольких Операций и «отлежки» в нескольких госпиталях:

«После сорока пяти суток «растяжки» моей левой ноги меня снова запаковали в гипс от груди до пят и самолетом переправили в Москву в госпиталь КГБ на Пехотной улице. Здесь мне пришлось еще более шести месяцев лежать в гипсе. И все шесть месяцев, особенно длинными зимними ночами, вспоминал я всепережитое в том тяжелом бою, когда мы оказались в западне. Вспоминал все посекундно! И только здесь, уже в полной безопасности, мне впервые почему-то стало понастоящему страшно от того, что пришлось пережить. Потому что в бою я работал и думал только о том, как выполнить свою задачу. А здесь я заново переживал свой пройденный путь. Ведь тогда, когда я, раненый в бедро, подлез на спине к дувалу, вражеский снайпер трижды целился в мою голову из своего точного «бура», чтоб покончить со мной. И трижды, как в сказке, промахивался. Трижды его пули только касались моей головы… Стало быть, тогда еще не пришел мой конец. И только теперь я впервые в жизни поверил в судьбу.

Может быть, от этих воспоминаний много раз потом видел во сне, будто снова участвую в том бою. Будто делаю перебежку и жду выстрела снайпера в спину, всей кожей чувствую, что сейчас будет выстрел из того самого английского «бура». И каждый раз, так и не дождавшись выстрела, просыпался в холодном поту».

Герой Советского Союза, герой афганской войны Виталий Белюженко сумел мужественно перенести все несчастья, выжить и стать еще одним примером стойкости характера и духа, а ведь «люди с характером – это совесть того общества, к которому они принадлежат».

© «КУОС-Вымпел» 2017 Фонд содействия ветеранам спецназа госбезопасности
имени Героя Советского Союза Г.И. Бояринова