КУОС-Вымпел
Фонд содействия ветеранам спецназа госбезопасности имени Героя Советского Союза Г.И. Бояринова

«Тайная миссия полковника, или Жизнь под грифом секретно», «Казахстанская правда»

Двадцать три года назад, 15 февраля 1989 года, территорию Афганистана покинул последний советский солдат. В этот день завершился процесс вывода советских войск, начатый 15 мая 1988 года.

10 лет длилась эта необъявленная война, в которой приняли участие более 22 тыс. казахстанцев, около 1 000 погибло, 21 пропал без вести. За проявленные мужество и героизм при выполнении воинского долга тысячи воинов-казахстанцев удостоены государственных наград, пятеро стали Героями Советского Союза.

Но мало кто знает, что в афганской войне большую роль играли и чекисты, которые выполняли секретные задания особой важности в составе боевых подразделений специального назначения, таких как «Вымпел», «Алтай», «Зенит» и другие. Долгое время все, что было связано с этими подразделениями, хранилось под грифом «совершенно секретно», ведь сотрудники Комитета государственной безопасности СССР в них входящие были направлены в Афганистан задолго до ввода туда советских войск. Они жили и работали под чужими именами, о них не писала пресса, и только теперь «за давностью лет» мы узнаем о людях, которые, как и все солдаты-«афганцы», постоянно рисковали своей жизнью. Правда, задачи у них были иные.

Трижды в разное время с разными спецзаданиями прошел через афганскую войну почетный сотрудник КНБ РК, полковник запаса Кабдолда Бекжанов, который более 30 лет прослужил в КГБ СССР и органах национальной безопасности суверенного Казахстана. 

Время выбрало нас

«Вообще-то я никогда и не думал, что стану разведчиком», – с этой фразы началась наша беседа с Кабдолдой Ешеновичем. И действительно, профессию он выбрал мирную – окончил Институт инженеров транспорта в Москве, пошел по стопам отца, который всю жизнь проработал машинистом паровоза, тепловоза.

– Вот и я решил продолжить семейную династию: окончив среднюю школу на станции Сарыозек, поступил в московский институт, после чего меня направили на станцию Атбасар Целиноградской области.

Так бы и работал паренек на железной дороге, но, видимо, судьбе было угодно другое, и через некоторое время на него обратили внимание сотрудники оперативных подразделений КГБ, курирующих транспорт.

– Я был молодым специалистом, имеющим хороший уровень подготовки, наверное, поэтому мне предложили стать сотрудником госбезопасности. Но для этого надо было снова учиться, и меня направили в Москву в Высшую Краснознаменную школу КГБ СССР на двухгодичные курсы подготовки оперработников со знанием иностранного языка, ведь я еще английским владею.

Это был тот случай, когда не человек выбирает профессию, а она его. Но тогда Кабдолда Бекжанов и не думал, что ему придется и воевать, причем на чужой территории, ведь поначалу биография молодого чекиста складывалась по традиционной схеме – после окончания спецшколы КГБ его, младшего лейтенанта, направили в Целиноградскую область младшим оперуполномоченным. И кто знает, может, и действительно просидел бы он долгие годы в служебном кабинете, если бы опять не вмешательство судьбы.

– В сентябре 1978 года меня вызвал начальник Управления КГБ по Целиноградской области Сейтказиев, рядом с ним сидел помощник начальника УКГБ полковник Адильбеков и секретарь партийной организации полковник Капышев. И они мне говорят – мы хотим представить твою кандидатуру на должность начальника Степногорского городского отдела КГБ, вот представление. А вот телеграмма из Москвы, куда мы должны послать достойного офицера на учебу на специальные краткосрочные курсы. Выбирай. Я решил: Степногорск никуда не денется, поеду учиться.

Так Кабдолда окончательно выбрал себе биографию. Надо сказать, что о существовании этих курсов в то время не знали даже многие кадровые сотрудники КГБ. Кратко это подразделение называлось КУОС – Курсы усовершенствования офицерского состава, это было секретное учебное заведение, где готовили командиров групп специального назначения для действий в тылу противника в военное время, а при необходимости и в мирное. 

Начальником спецкурсов был участник Великой Отечественной войны полковник Григорий Иванович Бояринов. Забегая вперед, скажу, что он погиб при штурме дворца Тадж Бек – резиденции свергнутого президента Афганистана Амина, за что посмертно ему присвоено звание Героя Советского Союза.

Но это было потом. А поначалу Бекжанова, который к тому времени был уже капитаном, назначили помощником Бояринова. На базе слушателей КУОСа был образован первый отряд «Зенит» в составе 55 человек для выполнения специального задания в Афганистане. 

Причем «Зенит» был направлен в Афганистан задолго до ввода советских войск – в июле 1979 года. В задачу отряда входило проведение рекогносцировки, изучение и определение положения дел на месте, установление оперативных связей, обеспечение и сопровождение советских представителей. 

Друзья и враги

Но чтобы происходящее было понятнее, Кабдолда Ешенович напомнил несколько исторических фактов. 

После апрельской (Саурской) революции 1978 года, учредившей Демократическую Республику Афганистан, к 1979 году афганское общество раскололось на два основных политических лагеря под руководством партий «Парчам» («Знамя») и «Хальк» («Народ»). Парчамисты были настроены антисоветски, халькисты – просоветски. Но при этом взаимоотношения между самими афганцами были настолько сложными, что понять разницу между друзьями и врагами было очень непросто. Тем более что в национальной армии ДРА постоянно происходили волнения и мятежи.

Как результат, в довоенном Афганистане образца 1979 года царили хаос и неразбериха – центральная власть практически отсутствовала, кругом произвол и междоусобицы. Состояние близкое к гражданской войне. Постоянной угрозой была и открытая граница с Пакистаном. Непосредственная опасность существовала для советских специалистов и военнослужащих на многочисленных объектах советско-афганского экономического сотрудничества, таких как автодороги, заводы, электростанции, газопромыслы, аэродромы, военные объекты и государственные учреждения. 

В связи с этим политическое руководство СССР 12 декабря 1979 года по неоднократным просьбам со стороны руководства ДРА приняло специальное Постановление ЦК КПСС «К положению в Афганистане», суть которого сводилась к «стабилизации положения в стране путем замены не справляющегося с ситуацией президента Амина новым президентом Бабраком Кармалем, и одновременного введения ограниченного контингента советских войск для оказания интернациональной помощи афганскому народу по наведению порядка в стране». А для осуществления подобной крупномасштабной операции была необходима серьезная подготовка.

Впрочем, сейчас взгляд на афганскую войну и участие в ней СССР многолик и противоречив. Мы не будем давать политических оценок тем событиям, оставив это специалистам, а лишь расскажем о людях, судьбы которых пересеклись с этой войной.

– Я оказался в числе тех, кому было поручено выполнение секретного задания, – рассказывает Кабдолда Ешенович.– Наш отряд «Зенит» дислоцировался в Кабуле, столице Афганистана, хотя нам много пришлось и поездить по столичному региону. Вы даже не представляете, какой была обстановка в Афганистане до начала войны! Враждующие группировки выясняли между собой отношения – выстрелы звучали постоянно, все моджахеды ходили с автоматами Калашникова.

Надо сказать, что во время выполнения спецзаданий Кабдолда Бекжанов находился в Афганистане под чужой фамилией – Мелкумов. А свою первую миссию он, как и все бойцы этого спецподразделения, выполнял вообще без документов. Ведь это было секретное задание, о котором знало лишь высшее руководство страны, и в случае, если кто-то из чекистов будет убит или взят в плен, никто не должен был знать, что это граждане СССР. 

При въезде в Афганистан все имели свои легенды. Кабдолда Бекжанов, например, по въезд­ной анкете числился инженером-механиком для работы в составе экономического представительства.

– Мы все были в основном азиатской национальности, ходили в незаметной спецназовской форме. Нашей основной задачей был сбор разведывательных данных. Советских войск в стране еще не было, их ввели позже, 25 декабря. На смену нашей, первой группе пришла другая, которая уже непосредственно штурмовала дворец Амина.

Дворцовый переворот

Бекжанов был в числе тех, кто занимался подготовкой к штурму президентского дворца. Эта спецоперация имела кодовое название «Шторм-333». В ней принимали участие группа офицеров КГБ ССС (около 50 человек, в основном выпускники КУОСа), переодетых в афганскую форму, 9-я рота ВДВ и батальон спецназа. Руководил операцией начальник спецкурсов полковник Григорий Бояринов.

– Дворец охранялся верными Амину людьми, – вспоминает Кабдолда Ешенович, – их было около двух тысяч. Трехэтажные подступы к дворцу были оснащены бронетехникой, вся территория кругом простреливалась. К дворцу вела одна лишь узкая дорога, которая, естественно, была под обстрелом, поэтому незаметно подойти было сложно. Дворцовая охрана усилена войсками. Кроме этого, Амин, не всем доверяя, попросил помощи у Советского Союза, и ему был выделен так называемый мусульманский батальон, около 500 человек, которые тоже по периметру осуществляли охрану. 

До начала штурма бойцы «Зенита» под предлогом оказания помощи проникли во дворец, причем зашли официально, изучили обстановку – все точки охраны, обеспечения боеприпасами, чтобы потом на штурм идти. И вот когда подошло время «Ч», три БТРа пошли на штурм, первый БТР на этой узкой дороге был сразу же подстрелен. Второй сдвинул с места – и напрямую к подъезду. На каком-то этапе атака могла захлебнуться, но ее тут же под­держали бойцы Григория Ивановича Бояринова и мусульманский батальон. В результате захват президентского дворца продолжался всего 42 минуты, не случайно эта уникальнейшая операция вошла в историю военной науки.

Одновременно со штурмом дворца нашими спецгруппами было взято еще около десяти объектов, таких как здание гос. безопасности, МВД, телеграф, тюрьмы и т. д.

Это стало началом войны, которой не было конца.

После выполнения задания, на что ушло почти полгода, группа «Зенит» была полностью заменена, и Кабдолда Бекжанов вернулся на работу в УКГБ Целиноградской области. Но вскоре, в начале 1980 года, его вновь вызвали в Москву. Впереди снова был Афган. 

Я – «Алтай»

– Второй раз наша группа зенитовцев в составе около 30 человек занималась обеспечением безопасности президента Бабрака Кармаля, выполняя обязанности внутренней охраны. Жили прямо во дворце. Мне запомнились богато, по-восточному украшенные холлы, комнаты – шикарные ковры кругом. Красота! Два месяца мы не выходили из дворца, их плова я наелся на всю оставшуюся жизнь, – смеется Кабдолда Ешенович,– еще была «Фанта». В общем, рацион питания был таким: утром – плов с «Фантой», в обед – «Фанта» с пловом, вечером – «Фанта» и плов. Все.

– А почему Кармаля советские военные охраняли, получается, он своим не доверял? 

– Тут, видимо, была уже большая политика. Снаружи резиденцию Кармаля охраняли наши десантники, затем афганские, а за ними – царандой – это афганская милиция. Получается четыре кольца.

А вокруг бушевала война – летали самолеты, взрывались ракеты и бомбы, звучали выстрелы… 

Через два месяца Бекжанов вернулся в Алма-Ату, где его ждало новое задание. Дело в том, что летом 1980 года КГБ СССР приняло решение о создании отряда особого назначения «Каскад», которому предстояло через очень короткое время, уже в августе этого же года, начать действовать в Афганистане. За неполных четыре года в этой стране побывало 5 спецподразделений «Каскада». Их основная задача состояла в оказании помощи при создании органов безопасности на местах, организация агентурной работы против бандформирований и проведение спецмероприятий против наиболее агрессивных противников нового режима. 

Летом 1980 года в составе «Каскада» был сформирован казахстанский отряд «Алтай». Кабдолда Бекжанов стал одним из участников формирования этой команды. 

– Критерии отбора были очень жесткими, в результате из 700 военнообязанных мы отобрали всего 43 человека. Это были в основном кадровые сотрудники органов госбезопасности и спецрезерв КГБ СССР на особый период.

Отряд прошел интенсивную спецподготовку. А затем с полным боевым снаряжением был нелегально переброшен на военном самолете в Афганистан по маршруту Алматы – Фергана – Кабул. Далее автоколонной по трассе Кабул – Кандагар прошел до провинции Газни, расположенной на юго-востоке страны.

Задачи «Алтая» были те же, что у «Каскада», – помощь местным властям в построении нового общественного строя, борьба с бандформированиями, участие в военных операциях и т. п. 

На подступах к Газни отряд сразу попал под обстрел. Афган встретил новобранцев войной, и эта война имела особенности, тайный смысл которых постигался лишь с опытом. А приобретение такого опыта оплачивалось человеческими жизнями. 

Полгода боев в составе «Алтая» стали третьей спецкомандировкой Кабдолды Бекжанова. И почти четверть века, 25 лет, все, что было связано с афганской войной, разглашению не подлежало. Это была жизнь под грифом «совершенно секретно». 

И лишь не так давно Кабдолда Ешенович получил две, можно сказать, уникальные медали – юбилейную в честь генерал-лейтенанта Павла Анатолиевича Судоплатова, одного из руководителей службы внешней разведки, создателя спецназа КГБ СССР еще в 41-м году, разработчика ряда блестящих операций. Не случайно Судоплатова называют «легендой Лубянки». 

Вторая медаль была выпущена в память о Григории Бояринове. Ее получили несколько ветеранов-«афганцев» команды «Алтай», в том числе и Кабдолда Бекжанов. Еще ему вручили военный крест «За службу – Афган», на котором выбиты слова – «КУОС, Зенит, Каскад, Вымпел». А к своему 65-летнему юбилею бывший разведчик получил именной орден Ильи Григорьевича Старинова – «патриарха советского спецназа». Бекжанов – единственный обладатель столь почетной чекистской награды в Казахстане. 

Друзья-чекисты России прислали Кабдолде Ешеновичу и книгу «Вся жизнь – атака», посвященную жизни Григория Ивановича Бояринова, на страницах которой впервые через 30 лет написано, кто же действительно воевал в Афгане под именем Кабдолды Мелкумова.

Ввод советских войск в Афганистан чаще всего называют политической авантюрой со стороны тогдашнего руководства СССР. Десять лет войны, кроме больших потерь, по сути, не дали никаких результатов. В Афганистане и сейчас все также идет война, и по-прежнему этот регион остается очагом напряженности, который несет угрозу всему миру.

Елена БРУСИЛОВСКАЯ, Алматы

© «КУОС-Вымпел» 2017 Фонд содействия ветеранам спецназа госбезопасности
имени Героя Советского Союза Г.И. Бояринова